12:00, 12 Мая 2017
Глава УФССП: «Я не видел таких богатых должников»

Главный судебный пристав Карелии объяснил проблему многомиллионных штрафов.

Главный судебный пристав Карелии объяснил проблему многомиллионных штрафов.

 

 

Об особенностях законодательства, менталитете карельских должников, строительстве нового здания Управления, невозможности уголовно наказать органы государственной власти за неисполненные судебные решения и «бедных» карельских коммунальщиках в эфире «Радио России-Карелия» рассказал новый глава карельского Управления Федеральной службы судебных приставов Андрей Галямов, не так давно прибывший в республику из Ленинградской области, где занимал должность замруководителя.

- Хотя Вы работаете в Карелии чуть более полугода, но, что греха таить, в качестве главного героя публикаций СМИ до недавних пор появлялись достаточно редко. Поэтому хотелось бы узнать основные этапы Вашей биографии. Откуда к нам прибыли, как продвигались по служебной лестнице?

- Главным судебным приставом по республике Карелия является человек, который родился в республике Марий Эл, в городе Йошкар-Оле. Я женат, имею двоих детей, у меня два высших образования. Хочу сразу сказать, что начинал трудовую деятельность с педагогики, но волею судьбы, после окончания юридического факультета, пришел в службу судебных приставов на должность пристава-исполнителя. Затем, в 2005 году я уже был назначен на должность заместителя начальника отдела, в 2009 стал старшим судебным приставом йошкар-олинского городского отдела. В 2011 в УФСПП по республике Марий Эл был образован специализированный межрайонный отдел по особым исполнительным производствам, который я возглавил и проработал там до июня 2015 года. Затем решению директора Федеральной службы был назначен заместителем руководителя по Ленинградской области, где проработал до назначения на должность главного судебного пристава республики Карелия.

- С чем было связано Ваше сюда назначение? Просто обычная ротация кадров?

- Здесь получается ротация в порядке должностного роста. Это нормальное явление в России, мы проходим специальные проверки, в том, числе, полиграф, потом уже после всех заключений с согласия гражданского служащего принимается решение.

- То есть, для Вас прибытие в Карелию было повышением?

- Да, получается, повышением. В соответствии с положением о Федеральной службы решение принимается министром юстиции РФ.

- Что первым бросилось в глаза в Карелии?

- О городе (Петрозаводске. – Прим. Ред.), людях, природе, наверное, еще говорить рано, потому что я приехал в зимний период, был назначен в октябре. Здесь пока будет мое первое лето, но когда я выезжал в районы, а сам из Марий Эл, там тоже леса, озера… Зимний лес – это красиво, летом я еще, может быть, успею насладиться.

Что касается особенностей менталитета людей, их жизнедеятельности, наверное, то, что регион северный, накладывает свой отпечаток. Мне кажется, все-таки здесь люди менее жизнерадостные, энергичные, может быть, здесь меньше Солнца. Что касается должников, взыскателей, то они здесь, наверное, наоборот, более активные. В целом, пока, наверное, еще рано судить, потому как, чтобы узнать человека, нужно с ним не только в разведку сходить, но и долгое время к нему притираться. Когда оборот вокруг Земли в один год, как говорится, сделаем, тогда уже будем говорить о специфике людей, которые здесь проживают.

- Когда Вы попали в здание карельского УФССП на улице Красной в Петрозаводске, у вас не возникло вопросов по объемам помещений? Ваш предшественник на одной из пресс-конференций признавал, что в здании тесновато…

- Наверное, надо учитывать не только квадратные метры, но и инфраструктуру – места общего пользования… Ведь нам необходимы те же спортзалы, тир, сервисные кабинеты и т.д. И мы сейчас находимся в помещении, которое арендуется у правительства Карелии. Да, у нас есть проект строительства здания Управления на улице Фурманова, но когда мы его построим, переедем – здесь однозначного ответа пока нет. Проблема здесь не в службе судебных приставов, а в нерадивых подрядчиках, которые, одержав победы в аукционах, подписав государственные контракты, впоследствии отказываются строить, обосновывая свои решения надуманными причинами. Строительные организации расторгали контракты дважды! Хотел бы объяснить, в чем была причина.

...Они начинают строить, возникают какие-то рабочие моменты, которые всегда есть в строительстве – где-то подключение электричества, где-то кирпич нужно перевезти, заказать балки, швеллера. И они понимают, что, наверное, где-то поторопились. Либо у них появилось другое, более выгодное предложение: где-нибудь заключили контракт с другой организацией в другом регионе, потому что объект крупный и не каждая строительная организация его потянет. В итоге они принимают решение, расторгая контракт в одностороннем порядке, и в соответствии с Бюджетным кодексом РФ деньги уходят в бюджет. Получается, стройка стоит.

- А на какой стадии сейчас находится стройка?

- Сейчас мы проводим экспертиз дополнительных проектов, документов, а также экспертизу того, что было построено, потому что не все организации предоставили эти документы. Потом мы также будем объявлять конкурс на строительство и стараться строить, потому что очень хочется, чтобы все-таки судебные приставы Карелии работали в нормальных условиях, могли заниматься спортом, иметь нормальные помещения, могли принимать граждан, чтобы они не толкались в коридорах, чтобы были хорошие условия, буфет - чтобы было комфортно работать <…> Мы надеемся, что это вопрос (появления нового здания. – прим. ред.) ближайших двух лет, потому что без желания построить, без оптимизма, воли этого ничего не будет.

Еще раз говорю: ситуация странная. Государство говорит: у нас есть деньги, приходите стройте, берите-зарабатывайте! Это пресловутый 44-ый закон (о госзакупках. – прим. ред.), стройка должна быть качественной, это безопасность для людей, должны быть соблюдены нормы, материалы, все условия. Поэтому вопрос сложный и открытый.

- Каковы основные итоги работы ведомства в 2016 году? В каких направлениях деятельности вам удалось достичь положительных результатов, а в каких сохраняется напряженность?

- У нас на исполнении находилось более полумиллиона исполнительных производств на сумму 28 миллиардов рублей. Из них 387 тысяч производств было окончено, из них 179 – фактическим исполнением. Фактически взысканная сумма составила 3,4 миллиарда рублей. Особое внимание уделялось пополнению бюджетов всех уровней, взыскивались налоги, штрафы. Общая сумма, взысканная в пользу бюджета, составила 800 миллионов рублей. Отмечу, что содержание нашего Управления государству обошлось в 520 миллионов рублей, то есть, мы окупаемся в 1,5 раза. Также большое значение уделялось исполнению документов о «коммунальных» взысканиях, взыскано порядка 340 миллионов рублей. Также было арестовано имущество на значительную сумму – более 900 миллионов рублей, реализовано и передано взыскателям на сумму 130 миллионов рублей.

Приоритетами в этом году у нас остаются направления по взысканию фискальных платежей в бюджет, алиментные платежи, предоставление жилья. Также будем вплотную заниматься кредитными платежами.

- Вы сказали, было взыскано 3 из 28 миллиардов рублей. Почему так мало? Или это не мало?

- Здесь проблема не в работе службы в целом, здесь проблема в ликвидности самих долгов и их поступлении. Нужно учитывать, что есть механизм повторного предъявления. Например, пристав провел все мероприятия, проверил имущество должника, а должник, к примеру, нигде не работает, не трудоустроен. Пристав имеет право вернуть взыскателю акт о невозможности взыскания. Взыскатель же имеет право в случае наличия имущества предъявить повторно (данный документ действует в течение трех лет). То есть, может быть, должник до пенсии доживет, он (взыскатель. – прим. ред.) через два года предъявляет документ, и мы обращаем взыскание на пенсию в размере 50 процентов. А может получиться так: должник просто дальше не работает, а взыскатель говорит: мне нужны мои деньги! - и предъявляет ему повторно. Получается, мы часть сумм возвращаем взыскателю, появляются новые долги и суды…

Возьмем в пример коммунальные платежи. Проживает, допустим, в однокомнатной квартире неработающий алкоголик Иванов, даже пусть у него живет бабушка-пенсионерка, но ее пенсии недостаточно, чтобы платить за квартиру, потому что он утаскивает деньги… Проходит три месяца, управляющая организация обращается в суд, а тот предъявляет (акт к исполнению. – прим. ред.) нам. Но мы видим (я сам был приставом и видел): есть помещения, где две табуретки, доски переложены матрасами. И арестовывать-то нечего, потому что мы должны арестовать то, что вы купите, чтобы эти деньги направить взыскателям. Если у вас будет ламповый телевизор, вы тоже его не будете арестовывать. Поэтому возникает следующая ситуация: мы отработали и говорим взыскателю, управляющей организации: вы видите, нет ничего, может, потом он будет работать и что-нибудь купит, мы еще раз проверим. Проходит еще три месяца или полгода, они предъявляют те 30 тысяч и еще свежие 60 тысяч рублей. Но мы же знаем, что должник как не работал, так и не работает…

Второе: ликвидность сумм зависит от количества документов. Например, взыскать 100 миллионов рублей с должника – физического лица – вообще, в принципе, невозможно. Я не видел таких богатых должников. А он - солидарный должник с организацией, которая давала его юрлицу, где он был, допустим, хозяином или директором, 100 миллионов рублей в долг. Фирма обанкротилась, конкурсное имущество продано, а солидарный-то должник остался, понимаете?

А если брать мелкие суммы взысканий, например, например, транспортный налог, штрафы ГИБДД, то понятно, что мы их взыскиваем в большем количестве. Это айсберг: «быстро работающую» верхушку мы взыскиваем, а весь груз, который был и остается все эти годы (механизма списания нет), остается. Потому кажется, что соотношение очень маленькое.

- В таком случае, можно здесь говорить о некотором несовершенстве законодательства?

- Я бы хотел, чтобы все понимали, задача службы приставов – четко, быстро, организованно, своевременно и в полном объеме принять перечень процессуальных действий по выявлению имущества должника, которые предусмотрены законом. Законодатель, допустим, предусмотрел возможность обращения взыскания на заработную плату, имущество, а также возможность возвращения с актом о невозможности взыскания в случае, если меры по взысканию имущества оказались безрезультатными. Такое бывает. И чем крупнее сумма, тем меньше можно взыскать. Взять те же уголовные штрафы, например, взятку, статью 290 УК РФ. Допустим, человеку дали 5-7 лет и штраф еще в 70 миллионов рублей, где у сидельца несчастного мы это возьмем? Понятно, что у него имущества никакого нет. Сколько я работаю, таких богатых должников не видел, чтобы у гражданина, физического лица, на счету были сотни миллионов рублей. Такого просто не бывает.

Поэтому эта сумма внизу айсберга держится мертвым грузом и не является результатом и показателем работы, потому что оценки немножко другие. Ведь мы же оцениваем, например, сколько провели арестов, реализовали имущества, скольким ограничили право выезда за рубеж. А сколько мы вынесли постановлений об обращении взысканий на счета банков, это же сотни тысяч…

- Кстати, есть вопрос от слушательницы Екатерины: уже более года у нее на руках имеется исполнительное производство к администрации Петрозаводска. Мэрия должна предоставить ей квартиру взамен непригодной для проживания. Все исполнительное производство, как заявляет Екатерина, сводится к тому, что на администрацию накладывается штраф. Далее цитирую: «Насколько я знаю, приставы также имеют право арестовывать имущество администрации, также возможна и уголовная ответственность». Почему приставы не пользуются иными правами и не могут исполнить решение суда?

- Арест имущества применяется в следующих случаях: для цели обращения взыскания, то есть передачи на реализацию и погашения задолженности перед взыскателем. Здесь, я понимаю, нужно обязать администрацию предоставить квартиру, а не взыскать сумму долга <…> Имущественного взыскания здесь нет, то есть, нет цели реализации. Также здесь в целях сохранности имущества его необходимости арестовывать нет. Здесь получается так называемая «категория неимущественного характера». У нас четко прописан в законе порядок действий: это возбуждение исполнительного производства, установка добровольного срока для исполнения, вынесение постановления о взыскании исполнительского сбора. Затем предоставляется повторный срок для исполнения, потом должник привлекается к административной ответственности <...> Существует механизм привлечения к уголовной ответственности по статье 315 УК РФ – злостное неисполнение решения суда должностным лицом. Но здесь должно быть установлено наличие вины, то есть, при наличии денежных средств он мог исполнить судебный акт, например, купить квартиру, передать ее взыскателю, но он этого не сделал.

В случае с муниципальными образованиями дела обстоят сложнее. Сам по себе штраф – это дополнительное взыскание с должника, у которого уже нет денег на жилье. Административным кодексом (КоАП РФ.- Прим. Ред.) предусмотрено, что данная категория должников привлекается к административной ответственности, только в том случае, если они не приняли мер и не провели процедуру бюджетного процесса. Они в любом случае должны обращаться в свои выборные законодательные органы с просьбой при планировании бюджета на будущий год выделить финансовые средства, утвердить сводную роспись бюджета. Если данный вопрос будет вынесен на повестку дня, например, Законодательного собрания… Скажем, говорят: город у нас бедный, дотационный, денег-то нет, где мы их возьмем: в чем уголовная вина руководителя администрации? Он хочет, но у него нет денег.

Это касается именно должников муниципальных образований. И Уголовный, и Административный кодекс говорят: в данном случае, если проведена процедура бюджетного процесса, то вины должностного лица в невыполнении судебного акта нет. Здесь уже роль не судебного пристава, здесь роль системы, нужно подключать другие механизмы. Конечно, все зависит от денежных средств…

- Хотелось бы коротко поговорить о методах воздействия на должников. В других субъектах РФ применяются такие способы, как публикация фотографий в соцсетях, вывешиваются уличные баннеры… У нас в республике какие-нибудь подобные методы будут применяться?

- Здесь сразу же хочу сказать: эти методы законны, но требуют денежных средств. Мы - организация бюджетная и живем в строгих пределах лимитов бюджетных обязательств. Здесь мы всегда рассчитываем на взыскателей, которые заинтересованы в получении денежных средств. По опыту Ленинградской области могу сказать, что у нас было взаимодействие с теми же управляющими компаниями. Они изготавливали за свой счет листовками с нашими требованиями закона, с сайтом Банка данных исполнительных производств, делали баннеры, развешивали объявления в подъездах. Кроме того, были объявления о том, куда можно позвонить, кто пристав вашего дома. То есть вопросы решались.

- А с нашими коммунальщиками эти вопросы не прорабатывали?

- Здесь все сложнее. Наши коммунальщики, видимо, беднее. Поэтому если они нас слушают, то мы готовы к такому взаимодействию, открыты, весь интеллектуальный ресурс в вашем распоряжении, помогите нам использовать ваши финансовые силы, и мы сделаем с вашим участием и баннеры, и листовки…

Но хотелось бы отметить социальную составляющую, ведь у нас есть Интернет. Мы очень активно используем механизмы электронного исполнения, те же электронные списания. Также у нас есть Банк данных исполнительных производств, электронная запись на личный прием, можно себя проверить, скачать квитанцию и заплатить. Приведу пример: у нас скачано было 4,5 тысяч квитанций и произведено более 1700 оплат долга, а общее количество обращений к карельскому серверу – более миллиона.

Что касается нестандартных методов, то у нас есть информирование должников методом «автообзвонов», тоже достаточно эффективно используем. Я вообще бы рекомендовал каждому гражданину взять в привычку, в правило (можно даже пошутить): встал с утра, умылся, сделал зарядку, заглянул в Банк данных исполнительных производств...

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 14 декабря 2017
1 раз в сутки вечерний обзор Подписаться

Актуальные темы

14.12.2017, 13:55
Лидер карельских профсоюзов и председатель Союза промышленников и предпринимателей Петрозаводска высказались о том, чем грозит бизнесу Карелии решение Конституционного суда России.
14.12.2017, 09:14
За последний год Карелия лишилась третьего министра экономического развития.
13.12.2017, 11:53
Республиканские власти предлагают передать бюджетное учреждение «Аэропорт «Петрозаводск» в федеральную собственность или другому российскому региону.