• EUR: 61,5347
  • USD: 57,0241

Дадут денег на еду. Как монетизируют детское питание в Карелии?

15 февраля 2017 годаОбщество

Минздрав объявил, сколько денег будет выплачивать малоимущим семьям вместо бесплатного детского питания. Но хватит ли этих сумм при нынешнем росте цен?

 

Впервые о монетизации детского питания для детей до 3 лет из малоимущих семей, не посещающих детсады, заговорили в конце прошлого года, когда с поставками молочных продуктов возникли перебои, а у «молочных кухонь» столпились нешуточные очереди.

Чиновники были вынуждены не единожды собирать журналистов и общественность, пытаясь объяснить возникшие неурядицы, в том числе, несовершенством законодательства о закупках.  Тем семьям, кому была положена эта льгота, власти предложили заменить детское питание деньгами. Однако, помнится, тогда конкретные цифры объявлены не были, а сама идея монетизации вызвала оживленные споры.

Уже в феврале, после новогодних праздников, чиновники вновь вернулись к этой теме, причем в стенах карельского парламента: недавно на очередном заседании профильного комитета министр здравоохранения РК Ерванд Хидишян представил депутатам обновленную информацию. На этот раз конкретики было куда больше, впрочем, как и вопросов.

Съедобно не все

Министр в своем докладе кратко напомнил историю вопроса, уточнив, что медицинские учреждения испытывали проблемы не только с поставками, но и с «некачественной продукцией».

- К сожалению, не всегда продукты питания, которые поставляются в рамках закупочной деятельности, удовлетворяли желания мамочек в плане обеспечения питанием своих детей, - пояснил Хидишян. - Закупка, к сожалению, проводилась в условиях законодательства в обезличенном варианте продукта питания. Составляются технические задания «в усредненном варианте», и на конечный результат торгов и закупки, к сожалению, заказчик не может влиять. Продукция разных производителей соответствует техническому заданию (а так оно и есть во всех случаях), но это не говорит о том, что имеется продукт, который удовлетворит потребности семьи.

Иными словами, дети, «хотя они и маленькие», могли съесть далеко не все, что по плану выдавалось семье. Потому родители, по словам министра, вынуждены продавать товар, часто используя Интернет.

- Это я не осуждаю абсолютно, - подчеркнул министр. - Вероятно, эти смеси не были пригодны для конкретного ребенка, либо он не употреблял их. И чтобы как-то реализовать эти смеси, мамочки предлагали  другим на продажу.

В министерстве уверены, что предлагаемая монетизация даст право семьям самостоятельно определять, какой именно продукт покупать своему ребенку. Кроме того, в таком случае срывы поставок будут исключены. Семьи смогут планировать свои расходы «абсолютно независимо от третьих лиц».

Прежде чем перейти к конкретным цифрам, Хидишян напомнил, что обсуждаемая мера не является полной заменой питания, а может считаться лишь частичной мерой социальной поддержки граждан. Иными словами, речь идет о дополнительной поддержке отдельных категорий семей с низким доходом. Эту мысль, кстати, докладчику придется повторить неоднократно.

Как уточнил министр, ведомство успело заручиться поддержкой общественности, устроив анкетирование населения почти во всех районах республики. Из 1950 респондентов 74% выступили именно за монетизацию. Другое дело, что объективность этого анкетирования к концу заседания была поставлена под сомнение, но об этом позже.

Маленьким побольше

Наконец, Хидишян добрался до тех самых рублей, сразу же уточнив, что расчеты производились с учетом «градуировки» республики по закону «О северах», о доплатах и наценках на продукты питания и пр. В итоге получилось три территории с разными коэффициентами и «денежными стоимостями» меры соцподдержки для одного ребенка.

Кроме того, учитывалось и разница в дополнительном питании на первом, втором и третьем году жизни. По максимуму власти готовы платить первогодкам, по минимуму – трехлетним детям, поскольку «ребенок третьего года питается в большинстве случаев продуктами общесемейной потребности», уточнил чиновник.

- Для примера могу сказать, что дети 1 года в южных районах и Петрозаводске будут получать 690 рублей, 2 года – 345 рублей, 3 года – 230 рублей в месяц, - сверился с бумагами министр. - Это предлагаемые варианты, а общая сумма средств, которая выделяется на эти меры соцподдержки, будет не меньше, чем в 2016 году. Максимальная сумма, которую получат дети 1 года жизни, - это 840 рублей в месяц (Костомукша, Беломорский, Калевальский, Кемский, Лоухский районы).

Важный момент: цифры не окончательны, а министерство в ближайшее время готово встретиться с общественниками и все подытожить и принять решение – монетизировать или оставлять натуральную форму.

Поставка или подставка?

На этом доклад завершился, а члены комитета не преминули засыпать Хидишяна вопросами. К примеру, Леонид Лиминчук поинтересовался, с чем был связан дефицит поставок в 2016 году – с «неправильными» конкурсными процедурами или с отдельными вопросами финансирования.

- С финансированием вопросов почти не было, потому что оплата закупки производится после проведения конкурсных процедур, - парировал министр. - Эти деньги реализуются отсрочено, скажем так. В основном, была проблема с поставкой и результатами конкурса. Когда проводили конкурс на второе полугодие, два аукциона не состоялись, на них никто не вышел, в двух была задержка поставок со стороны поставщика. Там, конечно, применялись соответствующие действия в рамках законодательства за неисполнение контракта. Но это, к сожалению, привело к тому, что случилось. К сожалению, в рамках действующего законодательства оперативно провести дополнительную закупку, либо как-то взаимозаменяемостью закрыть эту создавшуюся брешь возможности не существует.

Если торги не состоялись, то и товара нет, пожал плечами Хидишян, а если контракт все же подписан, то до тех пор, пока конфликт не урегулирован (мировым соглашением или судебным решением), заказчик повлиять на поставку не может, разве что задуматься о штрафных санкциях. В общем, оперативностью в данном случае и не пахнет.

Далее слово взяла депутат Марина Гуменникова и, сославшись на коллегу по депутатскому корпусу Анну Лопаткину, сообщила о том, что без детского питания на данный момент остались многие семьи в Кондопоге и Кондопожском районе. Хидишян пообещал разобраться, но пояснил, что все деньги, учтенные на 2017 год, доведены до организаторов. Правда, только «в размере I квартала», то есть до тех пор, пока не примут окончательное решение по монетизации.

Придется побегать за справками

Парламентариев интересовали и механизмы выплат, а особенно – справки, которые придется получать семьям. Так, тот же Леонид Лиминчук беспокоился о каких-либо возможных дополнительных бумажках. Министр здравоохранения заверил его в том, что порядок «в принципе» останется тот же: сейчас с заключением врача на получение дополнительного питания для ребенка семья получает справку о доходе, признается малоимущей, после чего приходит в медучреждение и, если есть показания к дополнительному питанию, то ребенок получает питание в натуральной форме.

- Будут выдаваться справки о необходимости дополнительного питания семье и при наличии всех справок, которые определяют достаток семьи в Центре социальной работы (как и сегодня), будут назначаться выплаты, и в рамках действующих механизмов оплачиваться семье, либо через «Почту России», либо через банк, - заключил министр.

Еще один крайне важный вопрос на встрече задала член комитета Галина Гореликова: откуда взялись все озвученные цифры, адекватны ли они розничным расценкам, и учитывалась ли при расчетах инфляция?

По информации Хидишяна, сумма в карельском проекте бюджета, принятом в декабре, была утверждена на уровне 2016 года, однако при необходимости в главный финансовый документ можно вносить поправки с учетом уточненных прогнозных цифр.

- В прошлом году мы изучали ценовую политику в розничной сети различных вариантов продуктов детского питания (и дешевые, и дорогие), и результаты аукционов, - отметил министр. - Хочу сказать, что коммерческие предложения, которые в рамках проведения аукционов предлагались потенциальными участниками, в большинстве случаев были выше, чем в розничной цене. Это связано, вероятно, с дополнительными расходами на логистику, транспорт и т.д. Мы просили коллег изучить стоимость детского питания: в некоторых районах чуть повыше, чем в Петрозаводске, но таких радикальных скачков розничной цены нет. В Костомукше, например цена на продукты питания почти такая же, как в Петрозаводске. Здесь мы не видим каких-то проблем.

Хидишян был вынужден еще раз акцентировать внимание слушателей на том, что на встрече обсуждается дополнительная мера социальной поддержки, а не «полное обеспечение питанием ребенка». При монетизации же, по его убеждению, семьи получают право выбора: могут купить дорогую смесь или приготовить дома кашу из цельного молока, а дополнительно приобрести то, что требуется малышу.

Ребенка купюрой не накормишь

Весьма неожиданный и заключительный вопрос поступил от депутата Валерия Шоттуева, который не только предположил, что очередной монетизацией чиновники облегчают себе жизнь, но и засомневался в адекватности некоторых матерей.

- Монетизация, конечно, хорошо, но денежную купюру не будешь же пихать ребенку в роддоме, - рассуждал он. - Мы равняемся, в основном, на нормальные семьи социально подготовленных людей. А есть такое: как правило, семьи с низким доходом, без отца, и мамочки там, может, не лучшего поведения. Получит она деньги и, может, направит на другие цели? А ребенку не достанется стакана молока. Может, тоже с этой стороны посмотреть?

По-видимому, тут обычно невозмутимый министр здравоохранения Карелии понемногу стал терять терпение и перешел уже на «государственные» категории.

- Чиновникам легче от этого не будет, я вас могу заверить, - объяснил Хидишян. - Нам труднее выполнить те полномочия и обязательства, которые ставит перед нами государство. И я не вижу здесь облегчения труда чиновников: где-то убывает, в другом месте прибывает. На самом деле, монетизация тоже требует дополнительной работы в части финансовой дисциплины и решения вопросов об определении категорий нуждающихся в этой дополнительной мере поддержки. Конечно, риски есть, они были и в натуральной форме. Она может пойти и продать за полцены эту молочную смесь. Но для этого и все общество работает над тем, чтобы в семьях, где есть дети, были нормальные условия. Есть и соответствующие государственные органы, которые этим занимаются. Будут, наверное, усиливать контроль за тем, чтобы эти деньги шли целевым образом.

«Вы давно не были в магазинах!»

Казалось бы, на этом можно было разойтись, но масла в огонь под конец заседания неожиданно подлила… мать пятерых детей, которая представилась заместителем председателя петрозаводской общественной организации «Многодетная семья» и настойчиво предложила «начать с начала».

По словам женщины, в прошлом году ее общественную организацию на обсуждение этого вопроса в прошлом году никто не приглашал, а большинство многодетных матерей, с которыми общественница «имеет приличный круг общения», в упомянутом анкетировании не участвовали. Многодетная мать также выступила категорически против монетизации льготы для детей 1 года жизни, поскольку, по ее мнению, гораздо удобнее единожды сходить за смесями и кашами на «молочную кухню», чем отправляться в магазин.

- Сейчас я вам цены озвучу из магазина, вы, наверное, давно не были в магазине! – распалялась женщина. - Когда детей выписывают из Республиканской детской больницы, рекомендуется смесь НАН: эта смесь в баночке стоит порядка 900 рублей! Ее хватает по собственному опыту на пару недель, пока ребенку еще от месяца до трех. Далее, соответственно, ее расход увеличивается. Что касается второго-третьего года жизни, в какой-то мере с вами соглашусь, что там можно вводить монетизацию, потому что то питание, которое предлагается сейчас, я своему ребенку не дам. Но по первому году жизни я убедительно вас прошу все-таки к этому вопросу внимательно отнестись. Что я себе на 690 рублей сейчас куплю? 300 рублей стоит одна пачка смеси! У меня дети смесь еще принимают, им 8 месяцев. 120 рублей – пачка каши…

Наконец, общественницу возмутила и озвученная процедура получения льготы в денежном выражении. По словам матери, сегодня ей достаточно получить рецепт у педиатра, после чего можно идти на «молочную кухню».

- Что сейчас будет, я не знаю, - запуталась женщина. - Я так поняла, что должна буду идти к педиатру, потом еще идти в социальную службу. Так когда я буду детьми заниматься? Пойду туда-сюда, а потом еще на «молочке» простою?

Ерванду Хидишяну надо отдать должное: громкие заявления чиновника не смутили, а если и смутили, то виду он не подал и прежде всего попросил не смешивать многодетные семьи с «отдельными категориями граждан», которым положена эта мера соцподдержки.

- Я понимаю ваш вопрос, касающийся поддержки многодетных семей, но в данном случае это не вся категория, поймите правильно, - парировал министр, признав, впрочем, что не знает, почему общественную организацию не приглашали на полностью открытые совещания. – И о принципах: вы ратуете за то, чтобы дети 1 года остались в том же механизме, но при всем моем желании я не могу озвучить, что 2017 год будет стабильным. Потому что риски я вижу и больше понимаю, что может быть, чем со стороны это может выглядеть. Возможно, риски будут даже больше, чем в 2016 году - срывы поставок и тем самым срывы обеспечения в рамках действующего законодательства питанием детей. Мне важно, как руководителю, стабильность в обеспечении тех гарантий, которые дает государство. Но вот в первом варианте, в натуральном виде, я, к сожалению, не могу сегодня сказать, что это будет стабильно.

Наконец, Хидишян заключил, что в срывах виноваты не чиновники, объявившие аукционы в рамках законодательства, а поставщики, не выполнившие свои обязательства:

- А для того чтобы исключить эти риски, услышьте меня пожалуйста, мы и предлагаем изменить механизм, не право, а именно механизм, чтобы стабильно обеспечить семью.

В ответ общественница рассудительно предложила чиновникам оставить малоимущим семьям право выбора или монетизации, или получения питания в натуральном виде и получила от министра приглашение на очередную встречу-обсуждение. Однако Хидишян позволил себе вспомнить о «демократическом централизме», мол, «решение принимается большинством голосов, значит, оно должно быть одинаково для всех».

Собственно, на этом споры в парламенте и закончились, тем более что, как подытожил глава комитета Алексей Хейфец, сейчас никто никакого решения не принимает, а стороны просто обмениваются точками зрения. Так или иначе, депутаты взяли вопрос под контроль и решили «напитаться побольше информацией». Судя по всему, теперь очередь за тем самым «большинством».

Виктор КОРНИЛОВ

 

Комментарии

  • елена01.03.2017 | 14:47Ссылка
    Анна,не выдержала-написала обращение в минздрав.Согласнас вами.
  • Анна16.02.2017 | 21:32Ссылка
    Прикольно жить в России, все для народа, все для детей, у меня питание стоит 300-400 рублей пачка, пачки мне хватает на 2 дня, это получается по минимому 4500 заплачу я, а мне вернут 690, справедливо, материнский капитал 500 000 тысяч, а квартира от 1 500 000 миллиона, вообще никакой разницы, а потом говорят повышайте рождаемость, пладите нищету, у меня в городе зарплату в 10 000 тысяч еще найти надо, за садик за месяц 3 000 тысячи отдай, комуналка в 2-ке благоустройной без горячей воды 5 000 рублей, несчитая света, продукты то же денег стоят, в школу за питание 2500 отдай, и тут возникает вопрос как еще не сдохли.