• EUR: 73,2074
  • USD: 64,8140

«Кому-то хотелось заработать денег». Эксперт МАК о катастрофе ТУ-134

31 января 2016 годаОбщество

В ходе судебного процесса  по резонансному уголовному делу об авиакатастрофе под Бесовцом выяснились новые подробности о том, что творилось в аэропорту в течение нескольких лет до трагедии.


 

Просто «стрелочники»?

Напомним, 20 июня 2011 года пассажирский самолет ТУ-134 авиакомпании «РусЭйр», выполнявший рейс по маршруту Москва-Петрозаводск, немного не долетев до взлетно-посадочной полосы, разрушился на части от удара о землю и загорелся. В результате катастрофы погибли 47 человек, включая 8 детей и 9 членов экипажа.

Как мы ранее также сообщали, проводивший расследование Следственный комитет России в произошедшем обвиняет двоих, теперь уже бывших сотрудников аэропорта «Петрозаводск»: начальника аэропорта Владимира Шкарупу и начальника метеослужбы Владимира Пронина. На скамье подсудимых они сидели буквально с «почерневшими» лицами. Им вменяется в вину нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта. А обвинение в халатности предъявлено начальнику Управления радиотехнического обеспечения полетов и авиационной электросвязи Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиации) Владимиру Войтовскому.

Однако выступившая 28 января в судебном заседании свидетель – многолетний опытный государственный инспектор по авиационной безопасности Северо-Западного управления Росавиации Людмила Майорова, входившая в группу опроса (подгруппу) комиссии Межгосударственного авиационного комитета (МАК) по расследованию причин катастрофы под Бесовцом, считает, что Пронин и Шкарупа – просто «стрелочники».

- В авиакатастрофе полностью – вина экипажа, - сказала Людмила Майорова. – И тут двух мнений быть не может.

«Пьяный заход на посадку»

В подтверждение член подгруппы комиссии МАК назвала несколько совершенных экипажем ошибок. Например, при заходе на посадку экипаж использовал показания не приборов, а спутниковый навигации, хотя это запрещено. Такой вывод содержится в документе внутреннего пользования «Информация по безопасности полетов», рассылаемой авиационными властями во все авиапредприятия России.

В результате самолет, как выразилась Людмила Майорова, на 600 метров «промахнулся» мимо взлетно-посадочной полосы, очевидно приняв за нее дорогу – Суоярвское шоссе.

«На пределе», по словам Людмилы Майоровой, в тот вечер выдалась и погода: наблюдались слоистые облака, трассу покрыл туман, несмотря на белые ночи, было довольно темно, хотя взлетно-посадочная полоса с земли была видна. Об этом дежурный синоптик Александр Ивонин сообщил командиру ТУ-134, предупредив его о возможном ухудшении погоды. Однако в ответ услышал, что самолет вылетает. После этого разговора синоптик отправил в Москву, в аэропорт Домодедово телеграмму, сообщив: «погода на пределе, ждем ухудшения». Тем не менее, к его предупреждению экипаж не прислушался. Более того, приблизившись к аэропорту «Петрозаводск», и очевидно плохо ориентируясь, экипаж почему-то не ушел на второй круг. Главная причина этого, грустно подчеркнула Людмила Майорова, в том, что кому-то «хотелось заработать денег».

Она напомнила, что в тот вечер авиакомпания «РусЛайн», самолет  которой Bombardier CRJ-200 до этого летал в Петрозаводск почему-то «неправомерно», по словам  Майоровой, отдала этот рейс другой компании, «РусЭйр».

В результате первый же рейс принадлежащего ей ТУ-134, оказался для этого борта последним. Но, самое страшное, погибли люди.

- Самолета для рейса в Петрозаводск не было, а его хотелось выполнить, все борются за деньги, - сказала госинспектор по авиабезопасности. – Вот руководители этих авиакомпаний и договорились между собой.

- К тому же, штурман был в подпитии, возможно, по пути он в буфетик зашел, - сказала также Людмила Майорова в судебном заседании.

- Это действительно был пьяный заход на посадку, - сказал журналисту «Вестей Карелии» и один из бывших тогда руководителей нашего аэропорта.

Фото: ГТРК «Карелия»

«Написанного кровью» документа больше нет

Людмила Майорова, ответившая на заседании на многочисленные вопросы, рассказала также о многих других причинах, которые, по ее мнению, так или иначе, привели к авиакатастрофе. Вот некоторые из них. Оказывается, до 2010 года, согласно прежним федеральным авиационным правилам (ФАП) и «Наставлениям по производству полетов гражданской авиации, которые, как выразилась свидетель, были «написаны кровью», во всех аэропортах имелись аэродромно-диспетчерские пункты (АДП). У них было право контролировать прохождение экипажем предполетной подготовки. Однако вот уже пять лет, как в действие вступили новые ФАП, по примеру Запада исключившие наличие указанных выше аэродромно-диспетчерских пунктов в аэропортах, очевидно посчитав их, как выразилась Людмила Майорова, «лишним звеном». И если раньше АДП в Домодедово при наличии оснований мог запретить тот же полет ТУ-134 в Петрозаводск, то теперь, отметила свидетель, решение о вылете, согласно новым авиаправилам, принимает командир воздушного судна. Вот он его самостоятельно и принял в тот роковой вечер 20 июня 2011 года.

Но если, позже подчеркнула в интервью нашему изданию Людмила Майорова, «на Западе люди более ответственные, строго придерживаются документов и инструкций, то у нас в России некоторые авиационные работники считают, что какие-то вещи можно сделать по-другому и, как видим, делают так».

На приборы денег не нашлось. Купили иномарку

- Имевшийся ранее в аэропорту посадочный локатор был списан, а если бы он имелся в наличии, то диспетчер увидел бы заход самолета на посадку, - сказала член подгруппы комиссии МАК в судебном заседании. - А так он видел только точку.

Что касается двух старых метеоприборов, по версии следствия, «запрещенных к эксплуатации», то, пояснила Людмила Майорова суду, она «лично видела и слышала, как начальник метеослужбы Владимир Пронин, приступивший к этой работе всего лишь за месяц до авиакатастрофы (до него это место пустовало два года) приходил к бывшему тогда генеральным директором аэропорта Алексею Кузьмицкому с рапортом о необходимости поверки этих метеоприборов». Однако тот отказал, сославшись на отсутствие денег, которые предприятию не выделяет руководство республики. Впрочем, по мнению Майоровой, если бы такая поверка (так называются работы по проверке датчиков эталонным оборудованием) была проведена, то это не смогло бы предотвратить трагедию.

В этой связи заметим, что именно при г-не Кузьмицком аэропорт купил «навороченный» «Фольксваген-мультивэн» за 3,6 млн. рублей, сразу же за сущие копейки сданный в аренду администрации теперь уже бывшего губернатора Андрея Нелидова, как известно, арестованного по обвинению в получении взяток. А курировал деятельность аэропорта работавший тогда министром экономразвития Валентин Лунцевич, ныне успешно занимающийся форелеводством на Ладоге.

Людмила Майорова так же высказала претензии по поводу «нарушения МЧС порядка взаимодействия в чрезвычайных ситуациях с аэропортом, который предусмотрен внутренним соглашением между ними». Все дело в том, отметила она, что о крушении самолета бывший тогда заместителем гендиректора аэропорта Олег Стрепков (немногим позже за хищение в сумме более 5 миллионов рублей, в том числе имущества аэропорта, и другие преступления получивший четыре года условно) узнал от позвонившего ему домой знакомого из деревни Бесовец. А МЧС стало известно о трагедии от проезжавших по трассе свидетелей ЧП, тогда как министерство и служба поискового, аварийно-спасательного обеспечения полетов (СПАСОП) аэропорта должны были получить информацию о случившемся немедленно  и тут же принять соответствующие меры. А в действительности два пожарных автомобиля аэропорта подъехали к  месту крушения с некоторым запозданием, как и машины МЧС.

После же катастрофы, отметила Людмила Майорова, между двумя этими ведомствами налажена прямая связь.

Уголовное дело о крушении ТУ-134 насчитывает 158 томов. Фото автора.

Теперь все боятся карельского тумана

Бесспорно, страшная трагедия под Бесовцом стала серьезным уроком, во всяком случае, для авиакомпаний-перевозчиков, осуществляющих рейсы в Петрозаводск. И сейчас они гораздо ответственнее подходят к обеспечению безопасности полетов, что подтверждают случаи, о которых «Вестям Карелии» рассказала Людмила Майорова. Например, буквально на днях, 24 января, вылетевший из Санкт-Петербурга в карельскую столицу самолет Bombardier CRJ-200 авиакомпании «РусЛайн», по причине внезапно ухудшившихся погодных условий в нашей республике, спустя некоторое время возвратился обратно в Пулково. А 5 февраля прошлого года аналогичный самолет этой же авиакомпании, направлявшийся в Петрозаводск из Москвы, целых два часа кружил над нашим аэропортом, но, очевидно, из-за нависшей над ним пелены так и не увидевший взлетно-посадочную полосу, тоже не решился идти на посадку и возвратился в Домодедово.

И если бы экипаж ТУ-134 так же поступил в 2011 году, непоправимой трагедии под Бесовцом, с десятками погибших и поломанными судьбами их родных, могло не быть. Но авиация, как, впрочем, и вся наша жизнь не знают сослагательного наклонения.

Светлана Лысенко

 

Комментарии