• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

Кто выживет в кризис? Петрозаводск vs районы

17 февраля 2016 годаОбщество

Несмотря на то, что районы Карелии живут в гораздо более сложных условиях, чем жители Петрозаводска, поселки и деревни более приспособлены к жизни в кризисные времена.


80 процентов населения из почти 630 тысяч жителей Карелии — это городские жители, однако, нашу республику можно отнести к глубоко сельским, провинциальным территориям. Собственно Петрозаводск и восемь городов республики, численность населения которых составляет от 10 до 50 тысяч человек, — это и есть все имеющееся городское население Карелии. Остальные провинциальные городки и поселки городского типа носят свой гордый городской статус чисто номинально — еще с приснопамятных советских лет. И по образу жизни, и по обустройству, и по инфраструктуре, и по ментальности, и, уж точно, по экономическому развитию — это, скорее продвинутые села, нежели отсталые города.

Таким образом, к сельским провинциалам можно смело отнести процентов 40 населения нашей республики. И в сегодняшней публикации мне хотелось бы остановится подробнее именно на этой части населения Карелии и попытаться проанализировать, в чем же коренные, системные отличия жизни людей из провинции от жизни обитателей городов.

Так уж сложилось, что наиболее продвинутое в информационном плане и активно использующее Интернет население сосредоточено в городах, эти же граждане наиболее активны в социальных сетях, на ресурсах республиканских СМИ. Провинциальное население более локализовано на своем внутреннем пространстве, даже если речь идет об Интернете — оно предпочитает быть сторонним наблюдателем за происходящими процессами и выбирает ресурсы, наиболее близкие к среде обитания. Вполне резонно предположить, что городские жители большей частью рассуждают о жизни в провинции с позиции «своей колокольни», или, в крайнем случае, полагаясь на незначительный опыт общения с провинцией в результате поездок в командировку или отпуск.

Между тем, чтобы понять, что такое жизнь в провинции, на селе, в поселке городского типа, надо прожить этой жизнью, по крайней мере, несколько лет. Даже год-два для провинции — не срок. Все процессы здесь замедленны, некоторые значимые события в жизни провинции (строительство больницы, например, или ремонт федеральной дороги) могут быть растянуты на десятилетие, а то и вовсе на жизнь целого поколения.

Легко ли жить в провинции? В деревне, в поселке — не столь принципиально. С одной стороны — гораздо тяжелее, чем жить в городе. Но с другой — и гораздо легче. Однако, давайте разберемся по порядку.

В провинции очень тяжело с работой. Ее либо нет вообще, либо нет в радиусе нескольких десятков (сотен) километров, либо эта работа настолько плохо оплачивается, что любой городской житель пройдет мимо такого предложения просто досадно сплюнув. На селе, в поселках очень низкая зарплата. Бодрая статистика — это всего лишь бодрая статистика, над ней жители провинции только посмеиваются. Если сравнивать с городом, то более или менее достойные зарплаты на селе имеют те, кто связан с бюджетом: военные, силовики, служащие, учителя, врачи. Все остальные довольствуются тем, что предлагает работодатель. В условиях жесткой конкуренции рабочей силы работодатели в провинции не очень-то щедры. Зарплата в 20 тысяч рублей считается пределом мечтаний, в 15 тысяч — вполне достойной. Но большинство работающих в провинции людей довольствуются гораздо более низкой заработной платой. На самом деле, несмотря на существующие законодательные нормы о минимальном размере оплаты труда, на селе легко прокатывают зарплаты и в 10000, и в 7000, и даже в 5000 рублей. Все дело в пресловутой круговой поруке, когда работник, прекрасно осознающий, что его права нарушаются, ни за что не обратится за их защитой по той причине, что со стопроцентной гарантией он не просто лишится работы, но и не найдет ее больше в своем поселке из-за строптивой репутации. На селе каждый знает каждого и резюме при поступлении человека на работу предоставлять не надо: оно уже сформировано у работодателя на основе той информации, что в любом поселке на каждого человека имеется в «свободном доступе» на любом перекрестке.

Наиболее комфортно и защищено себя в провинции чувствуют обеспеченные работой молодые пенсионеры. С одной стороны, они еще полны сил, чтобы трудится на благо общества (или, как вариант, на приусадебном участке) и получать доход от работы, а с другой — у них есть прикрытие «на крайняк» в виде стабильного государственного пенсионного обеспечения. Однозначно тяжело в провинции молодым семьям; особенно трудно жить матерям-одиночкам и одиноким старикам.

Стоимость жизни в провинции намного выше стоимости жизни в городе, при значительно более низком уровне выбора. Провинциалы живут в условиях, когда цены на продукты питания выше городских на 15-30%, цены на потребительские товары и вовсе могут зашкаливать за отметку 50 и 100-процентного роста. Частично это происходит из-за отсутствия конкуренции, а частично — из-за высоких затрат торговых предприятий. Но, даже  серьезно переплачивая за товар, житель провинции далеко не всегда имеет возможность выбора, а зачастую просто довольствуется тем, что есть в наличии. Сопоставив уровень зарплат и стоимость жизни, понимаешь, что выжить на то, что предлагает работодатель в качестве вознаграждения за труд, на селе очень трудно.

В провинции всегда значительно острее стоит проблема с медицинским обслуживанием (вплоть до его полного отсутствия), с предоставлением услуг, их качеством и стоимостью. На селе услуги практически всегда более низкого качества, но по более высокой цене, неважно, о чем идет речь — о такси, стрижке или накладных ногтях. Хотя всегда есть исключения из правил.

В сельской местности, как правило, дороже бензин. Да и купить его можно только в более или менее крупных населенных пунктах. Заправится бензином или дизелем в деревне или небольшом поселке также проблематично, как и ракетным топливом. Природный газ в Петрозаводске поставляется населению по цене около 5000 рублей за тысячу кубометров. В провинциальных поселках газ привозят в баллонах. В баллоне 21 килограмм сжиженного газа, стоит это удовольствие порядка 1000 рублей, как правило, одного баллона хватает на 2-3 месяца. Впрочем, нынче и этот вид топлива доставляется в поселки Карелии с заметными перебоями, а качество газа таково, что после 20 градусов ниже ноля разжечь конфорку удается далеко не всегда. По требованиям пожарной безопасности газовые баллоны хранятся в газовых ящиках, на улице, а какой газ заправлен в эти баллоны — летний или зимний — узнается опытным путем.

Большей частью население провинции отапливает свои помещения дровами. Для нормального обогрева среднего частного дома (или квартиры в домах с несколькими квартирами) нужно в среднем 10-12 кубометров дров в год. Еще от 3 до 5 кубометров дров надо заготовить на баню. Итого, среднегодовой расход дров — 12-15 кубометров. Конечно, кто-то обходится и 10. Куб дров в провинции нынче не дешево стоит — от 1200 до 1500 рублей, в зависимости от фактуры и качества. Колотый сухарник позволить себе может далеко не каждый житель села. Впрочем, с дровами есть варианты самообеспечения, на основе выделения дров на корню. Но тогда расходы будут сопряжены с заготовкой и доставкой. Ну и с собственными трудозатратами.

Если вы живете в провинции, то вы, помимо основной профессии, должны обладать целым рядом полезных (и большей частью совершенно не нужных в городе) навыков. Иначе вы просто не выживете. Вы должны уметь колоть дрова в больших объемах, носить воду с колодца, проруби или, так называемой, «водной остановки», куда ее привозят через день на автомобиле. Воды носить надо много. Сопоставимо с заготовкой дров. Кроме того, вы должны уметь орудовать лопатой, иначе ваш двор и дом в считанные дни занесет снегом по «самое не балуй». Иногда вы чистите снег ежедневно в течение часа, иногда — через день два, - все зависит от капризов природы и от площади той территории, которую вам надо очистить. Однако ни одна зима в провинции не обходится без авралов, когда на войну со снегом бросаются все силы семьи, чтобы хоть как-то пробиться на машине до заветной дороги, которую чистят поселковые службы. Так что если вы провинциал, то лопату с ноября по май вы держите в руках так же часто, как и ложку.

Распилить дрова, разжечь печь или костер, отремонтировать хозяйственные постройки, автомобиль или бытовую технику по мелочи, - это, можно сказать, базовые навыки, способности «по умолчанию» любого мужика-провинциала (а часто и женщины), вне зависимости от социального статуса. Отсюда — и значительные затраты провинциальной семьи на дополнительные технические средства — бензопилу, триммер, шуруповерты, дрели, паяльники, сварочные аппараты, мотоблоки, лодки, лодочные моторы и т. д., в зависимости от объема базовых навыков главы семейства. Чем выше навыки, тем выше расходы семьи.

Можно привести еще несколько более мелких примеров, в чем сельская жизнь отличается от городской в плане тяжести и дороговизны, но хочется уже перейти к преимуществам провинции, которых, надо сказать тоже немало.

Отсутствие или необходимых денежных средств, или необходимого ассортимента продуктов, а равно, их высокая стоимость и не всегда хорошее качество, компенсируется жителями провинции тем самым модным и пресловутым импортозамещением, которым сельские жители заняты испокон веков, задолго до кризисов и санкций. Во-первых, наличие участка при частном доме дает хорошие возможности по выращиванию всего ассортимента овощных культур, в особенности, горячо любимого в Карелии картофеля. И далее по списку, в зависимости от готовности человека проводить на грядках существенную часть времени: морковь, свекла, кабачки, зелень, томаты, огурцы и т. д., то есть все то, что сельские жители Карелии научились выращивать за долгие десятилетия жизни в зоне рискованного земледелия.

Лес дает провинциалам практически неограниченные возможности не только для заготовки дикорастущих ягод и грибов, но и для серьезных заработков в летний период. Опять же, при наличии транспорта и хороших трудовых навыков. В этом тоже безусловное преимущество жизни на селе.

Рыбалка — это почти что вторая основная специальность любого жителя села. Рыбу в провинции ловят все. И на все снасти. Ее используют в пищу в свежем виде, заготавливают на зиму, продают и просто раздают родственникам. Рыба — это второй хлеб сельских жителей Карелии. Проще говоря, провинциал в состоянии пережить самые голодные и крутые времена, если он не поленился посадить и выкопать картофель и засолить рыбу.

Птицеводство и животноводство, которыми на селе занимаются очень многие, также дает заметные преимущества, но эти виды деятельности связаны и с более серьезными трудозатратами. Заготовка кормов, уход за животными, требуют уйму сил и времени, поэтому содержать их параллельно с основной работой достаточно сложно и тяжело. Но это реальное и существенно подспорье в пищевом самообеспечении.

Ну и последний фактор, дающий преимущества провинции перед городом — это размеренный, более здоровый, сбалансированный и лишенный стрессов образ жизни, который складывался на селе столетиями. В нашем обществе бытует мнение, что провинция сильно спивается, однако в городах люди пьют не меньше, просто это явление в провинции более наглядно и заметно в связи с гораздо меньшей численностью населения и с большей его открытостью для публичного доступа.

Таким образом, несмотря на то, что провинциалы (жители районов) живут в гораздо более сложных и менее комфортных условиях, чем жители городов, что их финансовое положение хуже, а обеспечение всем необходимым для жизни сопряжено с серьезными затратами и усилиями, жители поселков и деревень более приспособлены к жизни в сложных и кризисных условиях. Они больше полагаются на собственные силы и навыки, а не на количество денег в кошельке и на наличие магазина за углом, следовательно, они выживут в таких жестких условиях, в которых большинство горожан просто окажется на грани жизни и смерти. В жизни горожанина достаточно отключить две-три привычные опции цивилизации и он уже потеряет ориентацию в происходящем и способность к сопротивлению. Те же отключенные опции никак не повлияют на жизнь провинциала и даже полное их отключение не способно остановить жизнь. Просто побороться за нее надо будет немного больше, чем он это делает ежедневно в обычной жизни. И именно в этом состоит парадокс устройства нашего общества: развитые города, не способные противостоять серьезным лишениям и кризисам и отсталая провинция, способная выживать в самых неблагоприятных условиях. Правда здесь есть одно существенное «но»: для того, чтобы успешно выживать в провинции, надо быть достаточно молодым и крепким здоровьем человеком. Или, как вариант, иметь близких родственников с такими качествами, иначе в провинции включается совсем другой механизм выживания — беспощадный естественный отбор. 

Андрей ТУОМИ

 

Комментарии