• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Куда вывозят карельскую землю?

05 мая 2016 годаОбщество

В каком-то романе читал, что Земля – живое существо. Если так, то сегодня в Сортавальском районе происходит убийство.

Сколько лет прошло, а республика помнит Племсовхоз имени А.М. Дзюбенко. Большое, славное сельхозпредприятие – некогда богатейшее, составлявшее гордость Карелии. Совхоз вел огромную (и пока неоцененную) племенную работу. В далекие советские времена уже практиковал технологии беспривязного содержания скота с использованием доильных залов – то, чего и сегодня не могут добиться другие сельхозпредприятия республики. Имел собственную переработку – расположенный в Сортавале молокозавод, производивший вкуснейшие, исключительно натуральные молочные продукты… Как все это можно было привести в упадок и разбазарить – уму непостижимо. Лично я уверен, что уничтожение племсовхоза было результатом чьих-то целенаправленных усилий. Когда-нибудь автор этого «экономического чуда» станет нам известен. Но совхоз уж не вернешь…

Совхоза нет – но остались земли. Сладкая приладожская земля, благословенные места, давно ставшие предметом вожделения богатеньких граждан не только из Карелии, но и из Питера и Москвы. Не исключено, что раздербанили совхоз именно ради земель – в надежде порезать их на куски и распродать в хорошие руки.

По закону это сделать невозможно. Земли были у совхоза в аренде – а так они федеральные. Плодородные земли сельхозназначения. По закону они могут использоваться только и исключительно для целей сельскохозяйственного производства. Более того – все земли мелиорированные. То есть попадающие в особый реестр земель, вид разрешенного использования которых защищен законом предельно строго. Изменить вид разрешенного использования этих земель законным образом практически невозможно. Всякий, кто попытается это сделать, по идее, должен сильно об этом пожалеть. Нашумевший прецедент – известное «дело Сухоруковой», которая подписала документ об изменении вида разрешенного использования таких земель в Прионежском районе, попытавшись отдать ценные земли под индивидуальное строительство. Реакция государства известна. И это справедливо. В такие земли вложены огромные государственные ресурсы. Это – золотой фонд России, основа продовольственной безопасности странны, основа нашей жизни. Ресурс во всех смыслах невосполнимый, и оттого – особенно ценный.

– В свое время Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин писал: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». С тех пор ничего не изменилось. Закон суров, но контроль со стороны соответствующих федеральных органов – слаб, – считает депутат Законодательного Собрания Карелии Ирина Семенова. – Мне кажется, сегодня мы видим то, что можно было бы назвать «ползучим захватом» сельскохозяйственных земель. Кто-то где-то какими-то окольными путями протаскивает решения – и земли по кусочкам уходят в чьи-то руки. Население Карельского Приладожья может рассказать много таких историй. Вроде вчера еще было поле, а сегодня – тут домик, тут дачка, тут особнячок за забором…

… И хорошо еще, если дачка и особнячок, добавим мы. Зачастую особо ценные и охраняемые законом земли превращаются просто в мусорные свалки. Именно это, в частности, сегодня происходит с бывшими землями Племсовхоза имени Дзюбенко. Валит мусор местное население. Валят нечистоплотные предприятия. Как всегда, поймать на месте экологического преступления никто никого не может. А если уж говорить откровенно – то никто и не пытается. Кто, когда и какими силами и средствами будет этот мусор разгребать – непонятно.

В эти дни бывшие земли Племсовхоза подвергаются и еще одному виду изощренного и варварского уничтожения. С наступлением весны местные жители заметили странное. На полях в урочище Уусиккюля аккуратно срезан верхний плодородный слой почвы. Срезан – и увезен в неизвестном направлении. То есть, попросту говоря, карельская земля сельхозназначения украдена. Возможно, сейчас эта земля уже лежит в чьих-то теплицах и приносит хозяевам теплиц многомиллионные барыши. А Приладожью и всем нам оставлен «марсианский» пейзаж – гектары, на которых много лет даже трава не будет расти. На восстановление плодородного слоя почвы уйдут не годы и не десятилетия – столетия.

Аналогичная картина на других полях – в районе поселка Мейери. Земля срезана, сбуртована в огромные валы и подготовлена к вывозу. Произвести такие работы невозможно без привлечения тяжелой техники, множества людей, без шума, как говорится, и пыли. Но… Кто это делает и почему, на каком основании – никто в районе сказать не может. Довольно странно.

Складывается впечатление, что интересует все это пока только неравнодушных граждан и депутатов местных советов и Законодательного Собрания от Сортавальского района. Например, борьбу с воровством земли ведет депутат Хаапалампинского сельского поселения Ирина Яковенко. Ирина Петровна регистрирует факты варварского отношения к федеральным сельхозугодьям и пытается привлечь к этому внимание федеральных надзорных органов. Пишет о том, что земля срезается и вывозится. Пишет и о том, что в районе урочища «Димитрово» в эти дни идет массированная заготовка и вывоз торфа. Пытается выяснить, кто разрешил это, и на каком основании вывозится торф? Получает ответы от администрации Хаапалампинского сельского поселения о том, что, оказывается, это идет не заготовка торфа, а «рытье противопожарных траншей». Наверное, и из других ответственных государственных органов она получит ответы в стиле «Все хорошо, прекрасная маркиза!» Ведь судя по масштабам работ, развернутых на бывших землях Племсовхоза имени Дзюбенко, деньги тут замешаны немалые. А деньги, как известно, многих делают слепыми и глухими…

… Мне очень и очень приятно слышать новости о том, что Россия будет восстанавливать сирийскую Пальмиру, разрушенную террористами. Но скажите: кто и когда будет восстанавливать вот эту землю, подвергнутую варварскому поруганию и уничтожению? Да и сравнятся ли «подвиги» террористов в Сирии с деяниями наших доморощенных «хозяйственников» по разрушительности и цинизму? Там международные террористы уничтожают чужую культуру и историю. А здесь наши – уничтожают нашу землю. И терроризмом это, увы, не считается…

Максим ТИХОНОВ

На снимках: на бывших полях Племсовхоза имени Дзюбенко.

 

Комментарии

  • Николай06.05.2016 | 11:46Ссылка
    В продолжение этой темы - обратите внимание как спокойно были выведены из оборота земли с/х назначения бывшие поля совхоза им.Зайцева в районе аэропорта Бесовец. Это были не просто поля, а специально обработанные и мелиорированные земли, с собственной системой дренажирования и мелиоративными каналами. Сейчас дачники которые строят там дома, постоянно натыкаются на дренажные трубы при устройстве котлованов под фундаменты. Кто упустил такой важный момент и как получилось, что плодородная земля отдана под застройку? Или это опять "мина замедленного действия" - пусть люди покупают землю и построят дома, а потом опять устроим показательный процесс и всё снесём?