• EUR: 67,6162
  • USD: 63,6807

По ком «звонит колокол» карельского языка?

18 июля 2016 годаОбщество

14 июля Законодательное Собрание вновь вернулось к вопросу об изъятии из Конституции Карелии пункта о референдуме по статусу государственных языков в Карелии. Поделившиеся на два лагеря депутаты говорили, по сути, об одном и том же — о статусе карельского языка, как будто конституционная поправка уже принята. При этом звучали совершенно нелепые исторические ссылки. По итогам подобного заседания Законодательного Собрания можно было бы издавать цитатник, чтобы словесные изыски наших парламентариев навечно были вписаны в историю республики.

 

Призрак сепаратизма

Вопрос об изъятии статьи о референдуме из Конституции Карелии отнюдь не означает, что карельскому языку автоматически будет придан в республике статус государственного, однако полемика, развернувшая в Законодательном Собрании более касалась именно этой проблемы. Острая дискуссия началась после того, как депутат Пирожников предложил вообще снять данный вопрос с повестки дня заседания Законодательного Собрания. Парламентарий от ЛДПР апеллировал к спецслужбам, выражая надежду, что они держит на контроле вопрос о референдуме. Более того, Пирожников высказался и о том, что: «...необходимо провести парламентское расследование, чтобы понять, как этот законопроект вообще родился».

Пирожников, тщательно лелеющий и взращивающий свой образ скандалиста и «микрожириновского» регионального значения, сыпал в ЗС РК такими перлами, от которых просто дух захватывает: «Честно говоря, не хотел вообще идти на следующие выборы, но по итогам вот этой дискуссии вижу, что без меня вы тут такое наворотите! Приглядывать нужно за Законодательным Собранием...».

Александр Люшин, тоже депутат от ЛДПР, заявил, что подобные решения нельзя принимать на последней сессии созыва и отметил, что ЛДПР — единственная фракция, которая не поддержала данный законопроект. «Никогда вот эти темы не заканчивались ничем хорошим», - сказал Люшин.

Вообще, члены фракции ЛДПР склонны бросаться из крайности в крайность. Если Сергей Пирожников все время теребил за уголок мундира спецслужбы, то Александр Люшин и вовсе ударился в воспоминания и напомнил о событиях 90-х годов, предшествующих обретению независимости Латвией. Депутат сравнил возможные последствия принятия закона о статусе карельского языка с выходом Латвии из СССР в 1991 году.

«В законе не говорится о карельском языке. Там и финский язык всплывет», - подхватил «скользкую тему» Пирожников.

Такие параллели вызвали возмущение депутата от «Справедливой России», карела по национальности Виктора Степанова.

«У карелов была возможность и в 1919 году, когда они отразили интервенцию бело-финнов и в 1941, когда они воевали с фашистами. Они не пошли в Финляндию, они гибли за нашу страну. Не нужно сравнивать нас с прибалтами. Это оскорбительно для карельского народа», - сказал Степанов.

Унизительный барьер

Ольга Шмаеник, депутат от ЕР, сделал акцент на том, что Карелия — единственный субъект Российской Федерации, который оказался в такой ситуации: «В Конституции только республики Карелия прописан референдум. Мне кажется, что для титульного народа — карелов, — этот барьер является унизительным». Депутат выразила общую позицию фракции «Единой России» по данному законопроекту.

Лариса Жданова, депутат от ЕР, напомнила парламентариям, что этот вопрос уже поднимался в начале работы данного созыва: «Законопроект о карельском языке в Законодательное Собрание вносился и именно фракция ЛДПР его тогда провалила». А вот и цитата для нашего виртуального сборника бессмертных цитат депутатов: «Если кем-то и должны заинтересоваться правоохранительные органы, так это фракцией ЛДПР, которая, как мне кажется, намеренно здесь сталкивает народы лбами. Делать такое ни в коем случае нельзя».

Петрозаводская область

Эмилия Слабунова, депутат от партии «Яблоко» заподозрила противников законопроекта в том, что они пытаются «спустить вопрос на тормозах» и ничего не решать:

«Хотелось бы сказать, что культура, как и природа, существуют благодаря разнообразию. Культура развивается до тех пор, пока в ней существует многообразие, поэтому государственная поддержка языков должна осуществляться для самосохранения культуры. Для того, чтобы люди людьми оставались».

По мнению Слабуновой, без принятия подобных решений мы рано или поздно придем к тому, что Карелия из национальной республики станет Петрозаводской областью. И вот этого избиратели точно не хотят, заключила депутат Слабунова.

Эмоциональным было выступление депутата Анны Поздняковой о национальной идентичности и тех ключевых национальных особенностей, благодаря которым республика существует в своем нынешнем виде: эпос «Калевала», карельская деревня, национальный колорит, развитие туризма и многое другое. Без сохранения и развития карельского языка все это неминуемо и очень скоро придет в упадок. Уходит последнее поколение носителей карельского языка и карельских традиций, а в поколениях карел образовалась гигантская брешь, которая с каждым днем расширяется. Вместе с этим поколением уйдет и Карелия — хотят этого депутаты или не хотят. Осознают — или не осознают.    

Кратко выступивший в прениях депутат Сергей Пирожников резюмировал, что фракция ЛДПР всячески выступает за развитие карельского языка, но против того, чтобы он стал государственным. Пирожников произнес ключевые слова «изучался бы факультативно», которые как раз и описывают нынешнее состояние карельского языка в Карелии. Факультативный язык факультативно существующего народа. Пока еще существующего.

Карелы просили восемь раз

После того, как депутаты все-таки приняли решение о включении вопроса о конституционной поправке в повестку дня и проголосовали, оказалось, что само рассмотрение судьбоносного законопроекта потребовало куда меньше времени, чем предшествующее ему обсуждение.

Татьяна Клеерова, представляющая Совет уполномоченных Съезда карелов, выступила перед депутатами, озвучив решение съезда карелов продолжать борьбу за придание карельскому языку статуса государственного. И съезд карелов обращается уже в восьмой раз к парламенту республики, чтобы язык коренного народа обрел государственность.

Девять негритят

Светлана Логинова, депутат от КПРФ, поддержала Анну Позднякову и Татьяну Клеерову. Парламентарий заметила, что сами же депутаты дают повод и посыл в общество для возникновения радикальных групп и сообществ, вместо того, чтобы решить уже, наконец, вопрос с языком окончательно и жить в мирном, дружном и гармонично развивающемся сообществе.

Лариса Жданова напомнила Сергею Пирожникову, который расстраивался по поводу ведения документооборота на двух языках и связанных с этим расходов: «На встрече с  представителями карельского и вепсского народов (где присутствовал и Пирожников — прим. ред.) было русским языком сказано, что никто не настаивает на двойном документообороте. Не надо нам никаких страшилок. Меня поражает сама стилистика наших дискуссий».

В результате первого голосования за принятие поправки проголосовало 28 депутатов. 6 человек проголосовали против. Решение не было принято под одиночные аплодисменты одного из депутатов. Затем поступило предложение Анны Поздняковой по повторному голосованию. Повторное голосование показало еще более худший результат — 26 против 6. Если учитывать, что на заседании присутствовал 41 депутат, становится понятно, что 9 народных избранников вообще проигнорировали голосование. Таким образом, решение о поправке в Конституцию Карелии не было принято и этот вопрос по существующему законодательству в течение года не может быть вынесен на обсуждение в Законодательное Собрание.

Лариса Степанова подвела, по сути, итог всему произошедшему: «Мне очень стыдно за наше Законодательное Собрание. Мы показали все свое лицо. Карелы обратились к нам уже не в первый раз с этой просьбой, и мы должны были не дискутировать тут, а высказать свою позицию: за или против. Мы устроили спектакль, пиарились перед камерами, и в результате провалили очень важную инициативу. То, что сейчас происходит, - это неэтично по отношению к нашей Республике Карелия. Если карелов у нас не так уж и много, это не значит, что можно так попирать их права».

И тут, как говорится, добавить нечего. Депутаты выразили в общем-то не отношение к существующему статус кво русского языка, как единственного государственного языка в Карелии. Они выразили свое отношение к карелам, к их правам в существующем ныне обществе. И, наверное, не напрасно прозвучали извинения Ольги Шмаеник в адрес всей карельской общественности республики. Такого плевка со стороны законотворцев в свою открытую и добрую душу карелы действительно не ожидали. И требование Эмилии Слабуновой огласить поименно и публично итоги голосования в этой связи выглядят вполне обоснованно, ведь речь идет о судьбе народа и его языка. Однако председательствующий на заседании Владимир Семенов, сославшись на действующий регламент, предложил получить бумажную распечатку итогов голосования. 

Кто пиарится на теме карельского языка?

 Осмелюсь предположить, что многие депутаты намеренно отодвигали дискуссию на эту тему поближе к выборам, чтобы поярче попиариться на конституционной и языковой теме непосредственно перед началом избирательной кампании. Боюсь, что и острота данной проблемы самими же депутатами высосана из пальца, намеренно завышена и доведена практически до абсурда. Да, проблема придания карельскому языку статуса государственного существует, но она создана самими же депутатами (и не только этого созыва) как повод для вечной дискуссии и митингования по поводу и без повода. Создается стойкое ощущение, что пока в Карелии жив хотя бы один карел, тема карельского языка будет общим местом в Законодательном Собрании Карелии.

«Самое плохое, что мы сумели сделать — это перевести вопрос Конституции в национальную плоскость», - заключил председательствующий. Всего за час и двадцать минут парламент Карелии сумел высказать в адрес карел самые теплые и самые добрые слова за всю историю парламентаризма в республике и вежливо отказать им в праве вообще рассчитывать на то, что они когда-либо смогут сделать свой язык государственным. Умно, однако. Но это не самое плохое, что смогли сделать депутаты Законодательного Собрания. Самые печальные последствия еще впереди.

Только лишь самоустранение Законодательного Собрания от решения проблемы карельского языка не означает, что эта проблема исчезнет. Вопрос самоидентификации невозможно решить законодательно. Законодательно можно либо ограничить самоидентификацию, либо ее поощрять. Первое — это прямой путь к конфронтации, которой так опасаются члены фракции ЛДПР, второе — это нормальный, цивилизованный путь, который давно избрали страны, имеющие многонациональный уклад общества.

Дискуссия в парламенте показала, в каком унизительном положении находятся карелы на земле своих предков, когда депутаты, присвоившие себе статус «старших братьев» учат их уму-разуму и решают за карел — нужен им свой язык или не нужен.

Ни бэ, ни мэ, ни кукареку.

Вопрос карельского языка, его статуса и положения может решаться только носителем этого языка — карелами. И никак не политиками и не государственной машиной. Долг политиков — услышать народ, задача государственной машины — реализовать права этого народа. Иного пути история не знает. Иной путь пробовали найти. И всегда это заканчивалось плачевно для тех, кто начинал такие поиски.

А вот страхи некоторых депутатов по поводу того, что для бюджета республики в связи с двуязычием расходы возрастут непомерно, мягко говоря, притянуты за уши. И пугать людей тем, что карельский язык будет преподаваться в школах, просто неэтично. Да, карельский должен преподаваться в школах наравне с русским. Кого это пугает? Того, кто в своей жизни лишь удосужился, с горем пополам, едва-едва выучить русский? Кто-то стал дурнее или тупее от того, что он знает два или три языка? Кто-то спрашивает желания детей и родителей, преподавая им немецкий, английский или французский языки? Иностранный язык, выходит, можно преподавать в обязательном порядке, а карельский — нельзя? А может быть позиция многих депутатов с тем и связана, что кроме русского они в других языках, как это метко звучит у русских — ни бэ, ни мэ, ни кукареку? Хорошо, тогда скажите, на каком основании менее образованный депутат диктует свои условия более образованным карелам, которые владеют двумя и тремя языками? Ибо сегодня вы не найдете в Карелии такого карела, который не говорил бы по-русски. Гораздо проще найти карелов, которые не говорят и не понимают по-карельски. И очень об этом сожалеют. И они готовы учить язык своего народа в любом возрасте. 

Это нужно всем нам

Сегодня карельский язык в качестве государственного языка нужен не только карелам. Он нужен всем, просто не все дошли пока до этого понимания. Он нужен для выживания коренного народа Карелии, от которого остались жалкие фрагменты того, что было еще даже не в начале века, а в очень краткосрочной перспективе — в жизни ныне живущего поколения.  Только сами карелы понимают, с какой катастрофической скоростью мы умираем. Через десять лет будет поздно пить «Боржоми» и бить набат — спасать будет уже некого. Вопрос, кому будет нужна и интересна Карелия без карел, без нашей культуры, традиций и языка — не праздный. И ответ на него неутешительный: ни один народ не в состоянии подменить своей культурой культуру вымершего народа, какой бы богатой и привлекательной она не была. Русская культура ценна там, где она выросла из своих корней — в Рязанской или Ярославской области. В Карелии ценна культура карел. Любой народ живет опираясь на свои вековые традиции, историю, культуру и язык. Язык без народа жить может. Народ без языка — нет. Нет немых народов, они ушли, вымерли, растворились в больших языках. 

Государство, на территории которого умирают языки и народы никогда не будет иметь авторитет в международном сообществе. И наоборот, репутация и статус России и Карелии могли бы взлететь в разы, если бы карельскому языку в Карелии был дан зеленый свет. Неужели для того, чтобы понять эти азбучные истины, надо дать свершиться тому, что, с молчаливого согласия равнодушного большинства, уже происходит на наших глазах? Ждать осталось недолго. Жизнь последнего поколения — носителя карельского языка, — уже перевалила за полвека.

Не спрашивайте, по ком звонил колокол 14 июля 2016 года. Он звонил по всем нам. По всем карелам, которым оставили только одно право, которое никто у нас отнять не может — право умереть на своей земле.

Андрей ТУОМИ  

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3