• EUR: 62,0440
  • USD: 56,9838

Как научить власть и бизнес честным закупкам? В Карелии написали пособие

19 апреля 2017 годаОбщество

Опытом Карелии по борьбе с картельными сговорами при организации госзакупок заинтересовались многие регионы России.

 

 

 

5-7 апреля в Москве проходил Всероссийский форум-выставка «Госзаказ – За честные закупки» - по сути единственная в РФ площадка, позволяющая обсудить все процессы, сопровождающие процедуры муниципальных, корпоративных и государственных закупок. Одна из самых злободневных тем, обсуждавшихся на форуме – картельные сговоры: неформальные договорённости заказчиков и поставщиков о продаже товаров или услуг по определенной цене. Как выявить признаки картельного сговора уже на этапе размещения аукциона на сайте госзакупок, на форуме рассказал активист ОНФ в Карелии, предприниматель Дмитрий Чебаков. Он стал известен после того, как в числе других активистов ОНФ раскрыл скандальные сделки по поставкам медицинского оборудования в больницы Карелии. Теперь его опыт активно перенимают другие регионы страны.

Так что такое картельный сговор, чем он опасен и как его выявить еще до того, как бюджетные миллионы ушли в чьи-то карманы? Об этом Дмитрий Чебаков рассказал в интервью «Вестям Карелии».

-  Почему на форум пригласили именно вас?

 - Потому, что «набив» руку на картельных сговорах в Карелии я и мои единомышленники, составили определенное методическое пособие, передали его в ФАС РФ, который активно борется с картелями «Как контролировать закупки в сфере медицинского оборудования». Это простая методика, которая доступна буквально всем.

Есть несколько «индикаторов», которые уже на этапе размещения объявления о госзаказе на площадке электронных торгов позволяют говорить о сомнительности сделки. Если, например, требования к оборудованию прописаны под конкретную марку – это могут быть точные размеры до микрона, уникальные материалы, используемые только одним производителем.

Второй индикатор – сравнение цен – означенной стартовой цены и цен на аналогичное оборудование на рынке. Сравниваешь – а для этого нужна одна компьютерная программа и личное желание – и волосы дыбом: в Карелии, например, цены в полтора-два раза были выше, чем в обеих столицах. Третий пункт, который дает возможность рассмотреть сделку на предмет сговора- очень короткие сроки поставки оборудования- томограф за два дня. Мы с этим сталкиваемся часто.

- На сайте «За честные закупки» в ваш адрес была реплика о том, что вы лоббируете собственные интересы, прикрываясь благими целями. И, на первый взгляд, упрек оправдан – вы –предприниматель, который «обиделся» на то, что ему не дали участвовать в торгах.

-Для бизнесмена это нормально – извлекать прибыль, работать, расширять круг заказчиков. Почему тогда такая избирательность – кого-то допустить к торгам, прописав заявку именно под определенный товар, по завышенной цене, поставляемый конкретной фирмой? А кого-то, с аналогичным и ничуть не худшим товаром, к торгам не допускают. Результат – в ходе торгов по предварительному сговору утрачивается состязательность, цена вовсе не падает, как должно было быть, а выгоду получают заранее определенный круг лиц. Это неэффективно с точки зрения бизнеса и несправедливо чисто по-человечески.

Мы сплошь и рядом сталкиваемся с тем, что искусственно сужается круг потенциальных поставщиков, вводятся такие «запирашки», которые мешают честной конкуренции и не работают на снижение цены. Например, заказчик настаивает на том, что ручка, которую он хочет приобрести имеет длину в 122 мм. При анализе требований заказчика остается непонятным- почему именно в 122 мм. Зато заранее ясно – такую ручку делает только фирма «З» и никто больше. И, зачастую, пользуясь своими правами, заказчик на все запросы отвечают стандартной фразой: «Мотивы своих действий объяснять не обязаны». Согласитесь, это повод задуматься. Почему и отчего нужен именно этот товар?

- Но ведь в сфере закупок медицинского оборудования есть уникальные товары?

- Безусловно, это высокотехнологичные приборы, которые, например, производит только несколько фирм. Но мы-то говорим о том сегменте, где на равных условиях могут конкурировать и российские производители, и западные. Кстати,102 постановление правительства РФ «Об ограничениях и условиях допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» четко оговаривает приоритеты российских производителей перед западными. И почему-то именно это постановление не работает. По имеющимся у меня данным мы можем говорить о его саботаже на уровне местных чиновников.

Согласитесь, например, российский стерилизатор, имеющий сходные с иностранным аналогом параметры и качества, но по более низкой цене предпочтителен, по обычной логике. Но по чиновничьей логике, которая, возможно, диктуется теми самыми картельными сговорами, нужно купить западный аппарат, который не факт, что лучше. Свои задачи они выполняют одинаково. Но, «мотивы своих действий...»

- «Убедив» Минздрав РК в неправомерности закупки стерилизаторов по завышенным ценам и у заранее определенного поставщика, вы…

- Мы сэкономили бюджетные деньги и получили опыт по выявлению сомнительных сделок, который сегодня активно транслируем, например, мы помогали оспорить сделку в Самарской, Московской области на 111 млн, в Чебоксарах, в Белгороде. И таких активистов по стране- сотни.

Вступая в полемику с Минздравом об отмене аукциона по поставке медоборудования, который впоследствии был отменен ФАС РК, мы не примеряли плащи супергеров и не желали войны. Наша цель – не конфронтация с чиновниками комитетов, отвечающих за осуществление госзакупок, а реальная экономия бюджетных средств. Добились отмены аукционов, снизили цену на 20%. В пересчете на миллионы- это очень весомая финансовая масса.

- Получается, что общественность – лучший контролер?

- Смотрите сами: чиновник обязан выполнить определенный госзаказ, обеспечить поставку для нужд государства. Цена его не всегда волнует – выделено 200 млн, все освоим, найдем подходящего поставщика и освоим.

Иногда создается впечатление, что морочиться с поиском эффективной сделки – не его компетенция. ФАС не может отменить, например, сомнительную сделку, даже если видит очевидно завышенную цену, нет формальных оснований- буква закона и требований к оформлению торгов соблюдена. Остаемся мы: активисты, или предприниматели, которым не дают возможности конкурировать на равных основаниях, общественники. Ну не вводить же в штатное расписание комитета по закупкам или контрольного комитета должность «честный закупщик»?

Мы пытаемся решить эту проблему на федеральном, законодательном уровне - для того, чтобы все постановления и указы заработали, предлагали изменить одно слово: при формировании начальной максимальной цены заказчику, только рекомендуется провести сравнительный анализ цен. Видите разницу- рекомендуется или обязаны? Ведь если чиновник, сотрудник профильного комитета по закупкам даст себе труд отмониторить цену, в том числе у разных производителей, то ход аукциона будет совершенно другим. И сговоров будет меньше, и бюджетные деньги будут сэкономлены, и российские производители получат доступ на рынок.

В 102 постановлении четко сказано относительно определенного перечня товаров – если есть два российских производителя, заявившихся на аукцион, западный производитель не должен даже допускаться к участию –импортозамещение в действии (мы говорим не об уникальных товарах).

На деле же заказчик прописывает условия заведомо под импортный товар, несмотря на то, что этот вид товара входит в перечень и Российский производитель даже выйти на аукцион не может. Прекрасный индикатор – юристы, которые представляют, например, тот или иной региональный Минздрав или комитеты по закупкам в ФАСе и судебных разбирательствах. Их нанимают крупнейшие кампании-поставщики медоборудования и лекарств, которые уже «поделили» рынок. Один и те же опытные юристы в разных городах защищают интересы этих холдингов. Как пробить эту защиту российским производителям, не имеющим таких масштабов, объемов и средств?

В результате активной работы проекта «За честные закупки» при поддержке ОНФ, сейчас многие заказчики, попав под пристальный общественный контроль, стали намного аккуратнее подходить к выставляемым требованиям, к формированию начальной цены. И это правильно – конкурировать должны товары, производители, а не только поставщики. Совместными усилиями мы пытаемся переломить ситуацию и заставить обратить заинтересованное внимание заказчика к российским аналогам, разумеется, это обязывает и самих отечественных промышленников поставлять высококлассную и качественную продукцию. Выгода очевидная, но требуется огромное приложение сил.

- О силах. Ваша трехлетняя «борьба» в Карелии за четные закупки обернулась для вас печальной известностью.

- Известность мне не нужна. Другое дело, что моей фамилией часто «пугают», ко мне обращаются многие поставщики, чтобы оспорить сомнительную сделку, выявить ее на начальных стадиях. Помогаем и ФАС, представляем материалы для арбитражных судов. Для меня лично и моего бизнеса это были три непростых года - и попытки возбудить уголовные дела, и запреты, и затягивание выплат по контрактам, и испорченная кредитная история. Но, как говорится, «за державу обидно», останавливаться не будем. Я же сапер, так что живем без права на ошибку.

 

Комментарии

  • Doctor19.04.2017 | 19:36Ссылка
    Импортное всегда стоит на 20% дороже. Как и машины, которые нас возят, удочки для рыбалки, туфли и лекарства. Почему-то себе мы покупаемых хорошее, помня, что скупой платит дважды. А больницы обойдутся. Естественный отбор продолжается.