• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Пробоины национальной безопасности

14 октября 2010 годаОбщество

Карельские совхозы погрязли в «непрофильных» бедах.

В последнее время с высоких трибун все чаще можно услышать речи о том, что обеспеченность страны собственными продуктами питания является основой национальной безопасности. Достаточно отъехать несколько километров от Петрозаводска, чтобы собственными глазами увидеть «тылы продуктовой безопасности», попавшие в окружение проблем, не имеющих никакого отношения ни к жирности молока, ни к продуктивности дойного стада. Директор ОАО «Агрокомплекс им. Зайцева» Владимир Устинов признался, что большую часть своего времени вынужден держать «круговую оборону», отбиваясь от правоохранительных органов, пытаясь справиться с воровством и добиться соблюдения элементарных требований экологической безопасности.

Тренировки для директора…
Джип «Патриот» свернул на грунтовку, ведущую на старый автодром. Это еще петрозаводская земля. Через несколько метров начинаются совхозные поля. Вдоль дороги, ведущей на автодром, безобразные горы бытового мусора. Упаковки от куриных яиц, консервные банки, бутылки, полиэтиленовые пакеты, ящики… Под ярким октябрьским солнцем россыпи следов человеческой жизнедеятельности выглядят особенно отвратительно. Мы с трудом разъехались с легковой машиной, которая ехала навстречу. «Что здесь этой машине делать? Наверняка, мусор выбросили», – с усталостью в голосе говорит Устинов.

На дороге, пролегающей вдоль совхозных полей, картина – чуть чище. По закону агрокомплекс, арендующий землю Прионежского района, должен заботиться о порядке на своей территории. Но как реально оградить совхозные земли от мусора, никто не знает. «Я могу только пальчиком погрозить, даже если мусор будут сваливать прямо на моих глазах», – сказал Владимир Устинов. Конечно, несанкционированные свалки постоянно приходится убирать, тратя на это силы и дополнительные деньги. Сметливые граждане ухитряются забрасывать мусором даже силосные траншеи, которые специально подготовлены для заготовки кормов.

«Борьба с мусором – это как борьба с ветряными мельницами. Мы днем очистили силосные ямы от мусора. Приезжаем на следующий день утром, а они опять полные. Причем я даже квитанции за коммунальные услуги обнаружил с «пропиской» на Кукковке. Как мусорные пакеты попали к нам? Не граждане же их из Петрозаводска привезли», – рассказал агроном совхоза Иван Яковлев.  Этот случай особенно возмутил Устинова. Он обратился в прокуратуру за помощью. А дальше пошел привычный для нашей страны «футбол» в одни ворота.

– Я обратился в природоохранную прокуратуру, там говорят, это не наш случай, вам в милицию. Пошел в милицию, мне дали уведомление, что мое заявление приняли. В природоохранной прокуратуре пообещали, что проконтролируют, чтобы сотрудники милиции оперативно отреагировали. Проходит время – тишина. Я опять звоню в природоохранную прокуратуру, там искренне удивляются, мол, неужели никто даже не приехал. Прошел месяц.

Приходит ко мне сотрудник милиции, замещающий участкового. К этому времени мы, естественно, мусор уже вывезли, а силосную яму засыпали. Нам же работать нужно. Еще через месяц я получил уведомление о том, что дело прекращено, так как виновных обнаружить не представляется возможным, – рассказал Устинов.

Директор совхоза, видя, что милиции не хватает доказательств, решил сам заняться «оперативно-розыскной» деятельностью. В июле на совхозной дороге неделю дежурил молодой человек, аккуратно записывающий номера автомашин и фотографирующий противоправные действия любителей выбросить мусор где попало. В милицию был передан длинный список нарушителей с указанием марок автомобилей и их номеров, подкрепленный множеством фотоснимков. Но в милиции по-прежнему молчат. Директор совхоза никаких реальных результатов так и не дождался.  
Тем временем агрокомплекс находится под постоянной угрозой штрафов. Природоохранная прокуратура уже не раз пыталась оштрафовать сельхозпредприятие за мусор, который валяется на полях.

– Мусор – он везде, – говорит Устинов. – И на совхозных полях, и на землях, принадлежащих Петрозаводску и Прионежскому району, и на берегах озер, и в лесу. Карелия просто погрязла в отходах. Чем занимается природоохранная прокуратура? Пытается оштрафовать директора совхоза. Конечно, ничего проще придумать нельзя, чем тренировать директора. Он-то никуда не денется, заплатит штраф. Вот только мусора от этого меньше не станет. Ведь у меня нет никаких полномочий. Я не могу ни оштрафовать, ни задержать. А милиция и прокуратура, которые имеют реальные полномочия, против реальных виновников никаких действий не предпринимают, порождая полную безнаказанность.   

Летом нынешнего года в суде Прионежского района рассматривался иск природоохранной прокуратуры, которая пыталась наказать совхоз за очередную несанкционированную свалку. На вопрос Устинова, а как же  защититься от нарушителей, сотрудница прокуратуры спокойно сказала, мол, это не наша проблема, хоть забором огораживайте совхозные земли. Тем временем «не наша проблема» грозит превратиться в экологическую катастрофу.

Признаки не усматриваются
Еще одна беда, с которой не может справиться совхоз, это воровство. Как только сено начинают упаковывать в рулоны, так на полях появляются охотники за чужим добром. В таком небольшом поселке, как Шуя, обнаружить, в какой двор попал «нелегальный товар», особого труда не представляет. Владимир Устинов рассказал, что неоднократно пытался привлечь воров к ответственности. Были и фотографии украденного сена, мирно лежащего на чужом дворе, и свидетели готовы были дать показания. Но раскрыть эти преступления «по горячим следам» милиции оказалось не под силу. Признаков преступления усмотреть не удалось.

В одном из отказов в возбуждении уголовного дела была сделана ссылка на то, что сумма ущерба для предприятия является незначительной. Между тем речь шла о 220 тысячах рублей. Для Владимира Устинова, который вот уже полтора года пытается вытащить предприятие из тупика и вынужден экономить каждую копейку, подобная оговорка звучит как издевательство.

«У нас орудует сельхозбанда, – убежден Устинов. – Они выполняют заказы и для местных жителей, и для Заозерья, Чалны. Противодействовать им невозможно. В связи с тем, что стоимость сена небольшая, дела просто закрываются. В итоге все это превращается в мою проблему».    

Совхозные топи
Основная кормовая база агрокомплекса расположена в местечке Падос. Это торфяники, где еще с советских времен существует мелиоративная система. В этом году часть полей оказалась под водой. Агрокомплекс не смог найти деньги на оплату электроэнергии, необходимой для работы насосных станций. Раньше электроэнергия дотировалась, но последние лет пять на мелиорацию махнули рукой.

Нынешней весной директор агрокомплекса пытался найти поддержку в карельском министерстве сельского хозяйства, но все потуги министерства ограничились одним совещанием. В апреле из российского министерства сельского хозяйства пришло письмо, в котором региональную власть просили рассмотреть возможность субсидирования затрат на оплату электроэнергии. Но тогда было не до насосов, республика отмечала свое 90-летие. В итоге насосные станции вообще не работали, и часть полей затопило.

«Когда новый губернатор Андрей Нелидов пролетал на вертолете и увидел затопленные поля, он очень удивился. Только после этого в карельском министерстве сельского хозяйства вспомнили о нас», – рассказал директор агрокомплекса.

Строительство новой дороги обнажило еще одну проблему, которая грозит серьезными экологическими последствиями. Об этом мало кто знает, но сегодня на совхозные поля, а затем в Логмозеро и Онежское озеро сбрасываются практически неочищенные канализационные стоки. Раньше между полями в Падосе и поселком Шуя находилось небольшое болото, куда сбрасывались канализационные стоки. Болото выполняло роль природного фильтра, не позволяющего фекальным водам попадать прямиком на поля.

Новая часть дороги прошла как раз по этому болотцу. Строители вывели трубу под дорогой, и теперь зловонная речка течет прямо на сельскохозяйственные земли. Все это можно увидеть собственными глазами, а далеко разносящийся аромат не оставляет сомнений в природе главной «фракционной составляющей».

Вместе с Устиновым мы поднялись к так называемым очистным сооружениям, где в больших емкостях прямо под открытым небом бурлила темная жидкость. «Если бы происходила нормальная очистка, то густая фракция должна была бы попасть в отстойник», – объяснил Владимир Устинов, показывая на девственно чистое сооружение, поросшее травой. Именно отсюда отходы попадают на поля, и, кроме Устинова, это, похоже, никого не волнует. Между тем, по подсчетам директора, в поля, а затем и в озеро в месяц утекает 15 тысяч кубов зловонных стоков.

На грани
Сегодня агрокомплекс имени Зайцева едва сводит концы с концами. Владимир Устинов не скрывает, что предприятие, как и большинство других карельских совхозов, выживает не благодаря, а вопреки. В агрокомплексе трудится 126 человек, зарплата хоть и небольшая по городским меркам, но ее стараются не задерживать.

Заработная плата доярок – 15-17 тысяч рублей в месяц, но новых  работников не найти днем с огнем. «Все хорошо хотят пахнуть, в сельское хозяйство работать не идут», – говорит директор.

Совхоз Зайцева предоставляет общежитие тем, кто приехал из отдаленных поселков. Первый этаж административного здания переоборудован под жилые комнаты. Устинов ухитрился заманить к себе даже несколько молодых специалистов. Удалось привести в порядок первый скотный двор, но о техническом обновлении можно только мечтать. Устинов признался, когда он принял руководство совхозом, то поначалу испытал легкий шок. В советское время он восемь лет работал мелиоратором в совхозе Зайцева и просто не узнал родное предприятие.     

Идем с директором дальше. В темной прокуренной подсобке отдыхали доярки.

– Условия работы тяжелые? – спросила я.

– Я здесь раньше работала, потом ушла. А как пришел новый директор, вернулась. Условия работы заметно лучше стали, – сказала Александра Филимонова.

– Как-то директор разнервничался, так я даже лично слышала от наших работников, что они боятся, а вдруг Устинов уйдет. Люди говорят, если он уйдет, совхоз совсем развалится, – вмешалась в разговор другая доярка.

…Нервничать Владимиру Устинову приходится каждый день. И если бы проблемы исчерпывались только производственными трудностями! За совхозом тянется целый шлейф неразрешимых в рамках сельскохозяйственного предприятия вопросов, каждый из которых выливается в потерю денег, времени, сил. Как насмешка над всем этим звучат «сверху» слова о поддержке сельхозпроизводителей и продовольственной безопасности страны. Слова правильные, но кто воплотит их в жизнь?

Антонина КЯБЕЛЕВА.
«МК» в Карелии» 
 

Комментарии