• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Молчание ребят

03 ноября 2010 годаОбщество

Факт зверского избиения школьника пытались скрыть?

Вот уже месяц 15-летний ученик петрозаводской школы №36 Егор Ивашина не может открыть рот.  Обе челюсти мальчика зафиксированы шинами и стяжками. Слова и пищу Егор цедит сквозь зубы. Страшные переломы он получил… в школе, во время урока английского языка.

Еще будешь?
Суббота 18 сентября началась совершенно обычно. Занятия шли одно за другим. Во время урока английского языка преподаватель вышла из класса, ее позвали к телефону.  Что происходило дальше, написано в объяснительной записке подростка – от руки на обычном тетрадном листочке в клеточку.

«Вова Марков сказал при всей группе, что будет меня доставать. Начал подходить и бить слегка по ребрам и шее сзади. Он схватил свой стул и начал «тыкать» в мою сторону. А я пытался поставить в его руках стул… Несильно ударил его в руку.  А Вова со всей силы ударил меня в челюсть слева. После удара он спросил: «Еще будешь?» Я ответил:

«Тебе не надо было начинать». Он еще раз спросил: «Еще будешь?» Я отрицательно покачал головой, и он больше не приставал».

Подросток вышел из класса, чтобы прополоскать рот от крови. Его увидела учительница, спросила, все ли в порядке, он сказал, что все хорошо.

Как рассказала мать Егора, Людмила Витальевна, домой подросток пришел с красной воспаленной щекой, очень бледный. Он сел обедать, тогда он еще мог есть. Но к вечеру рот перестал открываться, щека ужасно болела.  

Утром мальчик поехал вместе с родителями в травмпункт. Там сделали снимок и ужаснулись. Челюсть была сломана в двух местах. Подростка отправили в детскую стоматологию на улице Калинина. Были наложены шины, стяжки.

Уже месяц как ученик 9 класса дает учителям только письменные ответы  –  говорить он не может. От жидкой пищи через трубочку –  детских каш и пюре  – Егор сильно похудел. Между тем прогнозы медиков не утешительны.

– Мы были у врача, – рассказывает мама Егора, – он сказал, что перелом очень серьезный. Нечего и думать, чтобы снять шины.

В таком виде Егору предстоит ходить как минимум еще пару месяцев, если не будет  осложнений.

Сам виноват?
Преподаватель русского языка была первым педагогом, который увидел Егора после больницы со стянутыми челюстями. Ей мама мальчика отдала справку, полученную в поликлинике о переломе челюсти. Тогда еще у педагога вырвалось: «Нужно срочно писать заявление в милицию!»

После этого инцидента домой к семье Ивашина пришли двое преподавателей – по физике и по химии. Они попросили подростка  написать объяснительную директору школы.

– Мы тогда очень удивились, что с Егора тоже требуют объяснений, – рассказывают родители мальчика. –   Его же самого ударили, ему сломали челюсть, пусть Марков пишет.

Но им объяснили, что у Вовы уже объяснительную взяли. В курсе произошедшего  был весь педколлектив 36-й школы.  
Затем  родителей мальчика вызвали в школу к директору.  

Мама рассказала, что были принесены извинения,  им обещали, что примут меры, проведут воспитательную работу.
– Мы тогда еще предложили, мол, пригласите Маркова сюда, давайте поговорим все вместе, – говорит женщина. –  Но нам сказали – его нет в школе.

Также родителям Егора объяснили, что у Вовы не очень благополучная семья, мол, вы ничего от них не добьетесь, даже если будете подавать куда-то заявление…

Вова Марков объявился сам уже на следующий день, как стало известно о сломанной челюсти. Домой к Егору прибежал друг Дима, сказал, что Марков вызывает его на лестницу поговорить. Но мама категорически воспротивилась какой-либо встрече, сказала, что теперь они разбираться будут уже в другом месте. Отец Егора пришел в ярость и заявил, что вызовет милицию, если Марков не оставит его сына в покое.

Между тем сотрудникам милиции стало известно о произошедшем в школе №36 только недавно. По сути дела,  в УВД Петрозаводска мы позвонили параллельно с директором благотворительного фонда «Милосердие» Региной Тупицыной.  Что самое интересное в этой ситуации – инспектора по делам несовершеннолетних работают со школой постоянно. Сотрудники милиции приходят неоднократно, последний раз они были на педсовете уже после того, как мальчику сломали челюсть, но об этой ситуации им в педколлективе почему-то не сказали ни слова.  

Директор фонда «Милосердие» Регина Тупицына знает Егора Ивашину уже давно. Ее организация  помогает детям, семьи которых находятся в затруднительном материальном положении. Когда Егор внезапно исчез из поля зрения, Регина Леоновна забила тревогу и стала выяснять, что случилось с подростком. Так и выяснилась история со сломанной челюстью.

Тогда женщина начала обзванивать всех, кто должен был  разобраться с вопиющим случаем:  директора школы, заместителя директора, милицию, комитет по образованию.

– Я разговаривала с заместителем директора школы,  и она мне сообщила, что у меня недостоверные сведения о случившемся, – рассказывает Регина Леоновна. – Мальчик виноват сам, мол, имеются объяснительные соучеников. И разбираться в этой ситуации нечего, а вмешиваться у фонда «Милосердие» нет никаких полномочий. В ответ я сказала, что так это дело не оставлю.

Рефлекс такой…
В доме семьи Ивашина инспектор по делам несовершеннолетних появился накануне нашего визита.
Сотрудник милиции сидела долго, расспрашивала мальчика, родителей. В результате сам Егор и его родители написали заявление в милицию.

Родители утверждают, что в любом случае собирались это сделать, но хотели получить справку с окончательным диагнозом из стоматологической поликлиники.

Еще одна странность в этой истории –  в милицию о хулиганской выходке не сообщила не только администрация школы, но и сотрудники травмпункта, которые обычно извещают  органы внутренних дел о подобных травмах.

Директор школы № 36  Ольга Середкина, в свою очередь, нам сообщила, что ни ей, ни кому-то из ее заместителей даже в голову не приходило пытаться замять инцидент.

– Мы узнали об инциденте сразу и по факту и, конечно, сделали все зависящее от нас в этой ситуации, – говорит Ольга Станиславовна. –  Мы встречались с родителями, мы взяли объяснительные у всех участников инцидента, провели  совет профилактики в школе. Единственное – мы не сообщили инспекторам по делам несовершеннолетних.

Но на это была весомая причина. Дело в том, что сразу после драки с Егором Вова Марков заболел. На больничном он находился практически месяц и появился только сегодня. И вот сегодня у нас уже работает в школе инспектор. Мы не думали ни от кого скрывать, это же вопиющий случай, и мы это понимаем.

…Сам Вова Марков объясняет произошедшее тем, что у него сработал рефлекс. Егор хватался за стул и тем самым якобы спровоцировал одноклассника. В эту версию, похоже, готовы были поверить и работники школы. Мол, Егор сам виноват. Обратил ли кто-нибудь внимание на то, что у Маркова после инцидента  – ни царапины, а у «виноватого» Егора – тяжелейшая травма? Согласитесь, этот факт плохо укладывается в «удобную» для кого-то версию.

Месяц тишины и то, что движения начались только после нашего вмешательства и звонков, невольно наводят на мысль: неужели эта история могла остаться незамеченной, если бы не вмешательство журналистов и активистов фонда «Милосердие»?

Анна РОМАНОВА,
«МК» в Карелии»

Ольга ФИЛИППЕНКОВА,
начальник Отделения по делам несовершеннолетних  УВД г. Петрозаводска:

«Подростки часто дерутся между собой, но одно дело – синяк под глазом, а другое – сломанная челюсть. Как только нам стало известно об этом случае, по месту жительства пострадавшего ребенка был направлен инспектор по делам несовершеннолетних, которому было поручено проверить полученную информацию, произвести все необходимые в этом случае процессуальные действия и зарегистрировать в установленном порядке сообщение о преступлении. К сожалению, заявление поступило к нам с серьезным опозданием: родители мальчика должны были обратиться в милицию сразу после случившегося, а не ждать, пока  сотрудники придут к ним сами, узнав о случившемся от представителей  социальных учреждений и журналистов. В настоящее время по факту причинения телесных повреждений проводится проверка, по ее результатам будет принято обоснованное процессуальное решение.  Не исключено, что в силу возраста подросток, избивший своего одноклассника, может быть освобожден от уголовной ответственности, таков закон. Так или иначе, теперь он все равно попадет в списки лиц, состоящих на учете в милиции, а это уже довольно серьезное наказание.

Также у нас вызывает удивление безразличие одноклассников подростка, на глазах у которых произошла драка, и действия администрации школы, но, пока не проведена проверка всех обстоятельств произошедшего, делать какие-либо выводы преждевременно».

 

Комментарии