• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Поверить в сказку

09 декабря 2010 годаОбщество

Олонецкие игры Дедов Морозов отпраздновали десятилетний юбилей.

– У этого Деда Мороза така-а-ая шапка!.. – восхищенно тянет девочка лет восьми и рисует в воздухе высокий конусообразный головной убор с рогами, пытаясь объяснить подружке, как это было здорово. Она теребит  в руках тонкий собачий поводок. Щенок, который привязан к нему, скулит и стремится бежать дальше, но его маленькой хозяйке очень хочется поделиться впечатлениями о повелителе холода Чысхаане, приехавшем в Олонец.

В этом году Олонецкие игры Дедов Морозов проводятся уже в десятый, юбилейный раз. За это время организаторы и зрители конкурса повидали и взлеты, и падения. Например, в 2009-м Игры напоминали скорее летние соревнования: снега не было совсем,  и «Дедушки» в красных бархатных кафтанах, под цветастыми зонтиками весело прыгали через лужи. Юбилейному  фестивалю  Дедов Морозов со снегом повезло, и все четыре дня праздника прошли на ура.

– В этом году Олонец собрал очень много почетных гостей: к нам приехали Санта Клаус из финского Рованиеми, российский Дед Мороз из Великого Устюга и повелитель холода Чысхаан из Якутии. Для взрослых и детей приезд волшебных персонажей стал настоящим праздником. Первого декабря в Олонце обычно слякоть, а тут минус 25, мороз, холод, но собравшиеся жители терпеливо ждали, пока герои выйдут на сцену. Никто не ушел, – рассказывает автор проекта игр, глава Олонецкого муниципального района Геннадий Отставнихин.

Как утверждают организаторы, Олонецкие игры Дедов Морозов – это своеобразный мужской клуб, причем очень веселый. Многие  «Дедушки» приезжают на каждый фестиваль, для них зимний праздник в Карелии – это возможность и посоревноваться, и просто по-человечески пообщаться.

Не обходится на играх и без курьезов. Например, в этом году Дед Мороз из Костомукши, разгоряченный весельем, решил показать свою удаль и поднять на руках двух девушек одновременно. Закончился подвиг плачевно. Дедушка оступился, упал и повредил ногу – о соревнованиях  пришлось забыть.

Шум, гам, веселье и звонкий, заливистый детский смех – непременные атрибуты праздника. На морозных игрищах, которые проходят в Олонецком городском парке, Деды Морозы катали детишек на огромных ледянках и лыжах, попадали валенком в цель, соревновались с Бабой Ягой в скорости езды на метле, а между собой – в забивании гвоздей. Несмотря на сильный мороз, который заставлял дедушкины носы краснеть без всякого грима и «сажал» батарейки в фотоаппаратах и диктофонах, народу в парке было море.

Происходящее воспринималось как настоящая сказка, и не верилось, что у этих неунывающих Дедов Морозов могут быть какие-то бытовые проблемы или другие профессии, кроме той, что приносит счастье детям. Например, глядя на играющего с детьми, жизнерадостно хохочущего Деда Мороза Олега из Смоленской области, не представляется, что в недедоморозовской жизни он работает на атомной электростанции.

– Обычно я щедро дарю людям свет и тепло. Ну, как понять «дарю»? То, что остается, то и отдаю, – смеется он.

Олег «морозит», как здесь называют деятельность Дедов Морозов, уже лет десять, но в Олонец приехал в первый раз. Впечатления от организации праздника – самые что ни на есть положительные.

– Неужели нет чего-либо, что бы вам не понравилось?

– Были моменты, но я их не буду озвучивать, – он переводит взгляд на детей всех возрастов и их родителей, которые буквально облепили нас за пару минут разговора, и заговорщическим шепотом, округлив глаза, выпаливает: «В гостинице холодно!»

***

После того, как Деды Морозы закончили свое выступление на морозных игрищах и дружной гурьбой унеслись веселить детей в художественную школу, я осталась стоять в парке, пытаясь оживить севшую от мороза аппаратуру. Вдруг, откуда ни возьмись, прямо как в сказке – из-под земли вырос мужчина в необычном костюме. Глядя на его необычные тонкие косички, торчащие из-под красной кепки, и белое пальто с поясом, осторожно интересуюсь, какого персонажа он изображает.

– Я – Паккайне,– гордо говорит он. – Карельский морозец.

Паккайне, классический герой карельской сказки, проводит Олонецкие игры Дедов Морозов не первый год. Предание, скорее всего, придуманное организаторами конкурса, так преподносит его появление на свет: «В начале зимы торговый обоз возвращался с ярмарки в Олонец. Мороз крепчал, и тут жене одного из купцов приспичило рожать. Родился здоровый, крепкий мальчик, который вполне благополучно перенес путешествие домой и заплакал, только когда его внесли в избу. В память о необычном рождении родители назвали его Паккайне, что в переводе с карельского значит «Морозец». Когда   веселый, завидный парень повзрослел, он отправился в путешествие. Паккайне был франтоват и, в каком бы месте ни оказался, первым делом прихорашивался у зеркала. А когда Паккайне уходил, его отражение выбиралось из зеркала и продолжало жить в этом городе. К зиме все отражения превращались… в Дедов Морозов и отправлялись на родину – в Олонец, где устраивали состязания, пытаясь доказать, кто из них настоящий Паккайне».

– В этом году в Олонец приехали 15 Дедов Морозов… По нашим меркам это много, – делится впечатлениями Паккайне. – Вот, например, российский Дед Мороз из Великого Устюга приехал сюда в пятый раз. Он мой большой друг, и я из года в год езжу к нему в гости в его день рождения 18 ноября.

– Меня искренне поразило, что впервые за 10 тысяч километров к нам приехал повелитель холода Чысхаан из Оймякона, Якутии, – когда Паккайне  выразительно тянет долгое «аа», характерное для тюркских языков, его голос становится тихим и загадочным. – А вместе с ним – его внучка Чахраан… Стоп.  Харчаан. Все время путаю, – говорит он и добродушно смеется.

– Чысхаан тоже, как и российский Дед Мороз, зовет меня к себе в марте, когда заканчивается зима, – продолжает Паккайне. – Он полусерьезно шутит: «Ты, Паккайне, приезжай, не замерзнешь: у нас в это время тепло становится». А так в Якутии дико холодно, конечно. Когда Чысхаан приехал в Карелию 1 декабря, у них дома было минус 54. Мы смеялись: раз привез холод, так и увози его обратно, когда уедешь. И правда ведь! На дворе – привычная карельская погода чисто под морозец, – говорит он.

Из его уст все  это звучит так правдоподобно, что мне на минуту начинает казаться, что стоящий передо мной мужчина и правда родился сотни лет назад в купеческих санях и с тех пор «работает» карельским Дедом Морозом.

– Эй, Валерка! – возвращает к реальной жизни голос напарницы Паккайне. – Ну сколько кому?..

Паккайне улыбается, кричит ей: «Сейчас!» – и, поворачиваясь ко мне, говорит:

– Пойду людям деньги отдам. Они большие молодцы: отработали свое.

***

Руководитель района Геннадий Отставнихин проведенными играми тоже очень доволен.

– Наш город за 10 лет превратился в такое место, куда хотят приехать Деды Морозы и люди, которые мечтают ими стать. То, что в этом году к нам приехало столько почетных гостей, свидетельствует: мы являемся таким же статусным местом, как и, например, Великий Устюг. Мы даже заключили вполне серьезный документ о муниципальном сотрудничестве с одним городом – теперь будем вместе продвигать наш проект.

– То есть Олонец теперь бренд?

– Он уже давно бренд, – смеется Отставнихин.

– Получается, существует возможность догнать и перегнать Великий Устюг по дедоморозовской популярности?

– Перед нами не стоит такая задача. Наши проекты совершенно разные:   Великий Устюг позиционирует себя как родина Деда Мороза, это камерное, традиционное мероприятие. А у нас  происходит некая вакханалия: зима началась, а новогодние праздники – еще нет. Дедам Морозам хочется что-то делать, готовиться к главному празднику, Новому году,  поэтому они съезжаются в Олонце и пытаются узнать новое, подурачиться, посоревноваться. Вы посмотрите, какой у нас логотип – ничего серьезного.

– А вы довольны количеством участников?

– Да. Если их будет больше, то  для маленького Олонца будет тяжело обеспечить всех участников достойной аудиторией и сценическими площадками. Зрителям тоже будет непросто за ними уследить. Я думаю, что в следующем году мы даже будем проводить некий отбор в других городах, чтобы допустить Дедов Морозов к играм. Если идти по пути массовости, то тогда это должен быть просто парад или шествие. А если мы устраиваем полноценные игры, то количество участников нужно ограничивать.

– Но ведь у вас Деды Морозы не только в игры играют.

– Да. Главная целевая группа праздника – это дети. Сегодня   по реакции детей только на вход  Дедов Морозов в зал я понял, что только ради этого стоило постараться. В их глазах – нечто. Еще больше  впечатлила ситуация в социальном центре, где Деды Морозы посещали детей с ограниченными возможностями. Там ребята забывали о всех своих проблемах, не отрывая глаз от сцены, где творили наши Деды. Я думаю, что эти люди тоже чувствуют, что они не зря сюда приехали в образе Дедов Морозов.

Анастасия САДОВСКАЯ,

«МК» в Карелии»

 

Комментарии