12:00, 10 Февраля 2011
Как карельский Морозец за тридевять земель ходил

Герой олонецких «дедморозовских» игр встретил восточный Новый год вдали от родины.

Герой олонецких «дедморозовских» игр встретил восточный Новый год вдали от родины.

Валенки, праздничный тулуп, подоткнутый поясом; шапка и светлые волосы с двумя тонкими косичками. В то время как даже в Карелии этого сказочного персонажа – карельского морозца Паккайне, символа зимних олонецких игр Дедов Морозов и просто национального образа  региона – знают далеко не все, его обаяние, задор и бьющая ключом энергия уже успели распространиться за пределы маленькой республики, лежащей на окраине нашей большой страны. На прошлой неделе Паккайне (в миру Валерий Куцабов) съездил в гости к своему «коллеге» – Белому Старцу Сагаан Убугун в столицу Бурятии город Улан-Удэ. Он поделился  впечатлениями с «МК» в Карелии» и рассказал, чем Карелия отличается от Бурятии.

Национальный герой с окраины

– Мы убедились, какая у нас огромная страна. Тяжелый перелет в 5 с половиной часов было непросто перенести… А это мы еще половину России пролетели! Даже вспоминать жутко.
Повод, по которому карельский Паккайне, костромская Снегурочка и Дед Мороз из Великого Устюга летели через полстраны, прост: отметить так называемый Белый месяц, или Сагаалган, второй Новый год по лунному календарю в Бурятии.

Улан-Удэ собирает волшебных гостей уже традиционно: праздник проходит четвертый раз. Цель подобных «саммитов» Дедов Морозов – пропагандировать туризм в республике и рассказать о возможностях создаваемой здесь особой федеральной турзоны «Байкальская гавань». Кажется, что Республика Бурятия просто резиновая: она может принимать до двух миллионов туристов ежегодно. Большинство россиян и иностранцев предпочитают посмотреть на знаменитый Байкал летом, когда и солнечно, и тепло. Вот для привлечения туристов зимой правительство Бурятии и придумало народные гулянья с приглашением волшебных гостей, представляющих  национальный колорит той или иной административной единицы.

Наш карельский Паккайне был приглашен в Улан-Удэ в первый раз.
– Я чувствовал себя чуть ли не национальным героем с окраины страны. Везде, в частности, в Карелии, я обозначался как «карельский морозец Паккайне из Олонца». А в Бурятии меня везде представляли как «олонецкого морозца из Карелии». Приятно, что людям интересны национальные персонажи, – говорит Куцабов.

Удивительный младенец
Вообще образ Паккайне был придуман как символ первых зимних олонецких игр Дедов Морозов в 2000 году. «Нам нужна была подоплека, пытались закрутить бренд на ком-то», – рассказывают организаторы. Сначала он так и был просто символом, а затем, в 2005-м, его «очеловечели». То есть подобрали для образа человеческое лицо, задорный смех и неуемную энергию Куцабова. Те же организаторы и придумали Паккайне легенду появления на свет.
А она следующая: в начале зимы возвращался с ярмарки в Олонец торговый обоз. Мороз крепчал, а тут жена одного из купцов некстати начала рожать. Стужа, кажется, только закалила ребенка: он родился здоровым и крепким и заплакал только тогда, когда его внесли в теплую избу. В честь символичного рождения ребенка назвали Паккайне, что в переводе с карельского означает «Морозец».

Паккайне рос и развивался в разы быстрее, чем его сверстники. За неделю он достиг размеров трехлетнего бутуза, а уже через месяц превратился в завидного, веселого жениха. Отец ссудил его деньгами, и Паккайне начал бойко торговать. Он скупал у олонецких мастериц кружева, выгодно продавал их в других городах, а в свою лавку привозил заморские сладости и разные диковинки. Когда ему наскучивало дома, он отправлялся путешествовать.
Паккайне был франтоват, и в каком бы месте он ни оказался, первым делом прихорашивался у зеркала. После его ухода отражение выбиралось из зеркала и продолжало жить в этом городе. А к зиме все эти отражения превращались в Дедов  Морозов и отправлялись на родину, в Олонец, где они устраивали состязания и пытались доказать, кто же из них настоящий Паккайне.

Сам Морозец тоже участвовал в играх. Однако 1 декабря, в день своего рождения, он неожиданно снова превращался в младенца, который развивался в разы быстрее, чем его сверстники…


* * *

Чем отличаются карелы от бурятов? Как почувствовать себя космонавтом? Что готовят в программе «Смак» по-бурятски? Валерий Куцабов делится своими впечатлениями о такой далекой республике.

Прибытие
– Когда мы прилетели, по Москве было 3 часа ночи, а в Бурятии – 8 утра. Я был приятно удивлен тем, как нас встречали. Представляете, заходим в здание аэропорта, а там – здоровый баннер с эмблемой праздника и нашими (моей, Деда Мороза и Снегурочки) фотографиями! Тут же – дети в национальных костюмах, которые дарят нам подарки, коврики из оленей, и танцуют. Вся организация была на высшем уровне. Такой многим регионам даже и не снилось.

Социальная направленность праздника
– Мы традиционно посетили один из бурятских детских домов. Воспитанники детского дома готовили для нас номера и подарки, ловили каждый наш взгляд и каждое движение. «Ну что, поиграем?» – спрашиваем. Все, толпа сразу рванула. Были, конечно, такие трогательные моменты, что чуть ли не слезы наворачивались. Садятся на коленки маленькие девчушки, обнимают и говорят: «Давайте еще раз поиграем!». И держат за рукав, боятся, что мы уйдем.

Хороший дуэт
Мы с главным Дедом Морозом страны из Великого Устюга – хороший дуэт. Он весь такой официальный, а я, купец, могу балагурить, шутить, смеяться и вести себя просто.  Нас угощали блюдом традиционной кухни – так называемой бузой (нечто похожее на манты, мясо и зелень в тесте, сваренное на пару), в самых лучших традициях приготовления: оронгойской и шэнэхэнской. У Дедушки борода, он есть не может. «Можно я за вас, Дедушка?» – спрашиваю. А он: «Пожалуйста».

«Смак» по-бурятски
В первый день нашего пребывания в Бурятии мы участвовали в телевизионной программе, аналоге московского «Смака» с Ваней Ургантом. Журналисты очень просили нас приготовить что-нибудь сладкое, видимо, готовили выпуск для детей. Так мы и готовили: Дед Мороз, Снегурочка, я. Дедушке, конечно, легко: он раз дыхнул, и все в мороженое превращается.
– А вы, наверное, калитками всех удивляли.
– Нет, у меня все простенько: шоколад растопил, на банан полил и кедровыми орешками посыпал. Вкусно!

На высшем уровне
Бурятия – многонациональная республика, где, по данным на 2002 год, живет 19 национальностей: русские, буряты, украинцы, татары. Культура там – на высшем уровне. Нам показывали Дом культуры, который с ноля построили за 2 миллиарда рублей. Вы где-нибудь видели в Карелии что-нибудь подобное?

Непьющая молодежь
Меня зацепило то, что среди всей молодежи, а ее было очень много, на празднике никто не употреблял алкоголь. Ни одной бутылки пива в руках! А у нас – как ни повод, все с пивными бутылками. Администрация Улан-Удэ взяла под контроль эту проблему и максимально возможно ее разрешила. Сразу начинаешь думать про Карелию: «У-у! Как все запущено!».

Как космонавты
Люди воспринимали нас замечательно. Народу было – море. Когда мы пошли гулять за час перед выступлением, было слышно: все люди уже собрались. Чувствовалось, что они нас ждали: «К нам приехали из Костромы, Карелии и Великого Устюга!». Когда мы выходили на сцену, дружинники обступали нас плотным кольцом. По-другому сквозь толпу было невозможно пройти. Мы, конечно, такого не ожидали: стоило чуть зазеваться – все, ты затерт в толпе. Прямо как будто первый раз видят живого Деда Мороза. Из-за сцены нам пришлось тихонько сбежать, потому что иначе было невозможно оттуда уйти. Честно говоря, ощущал себя чуть ли не космонавтом и президентом…

Анастасия АНДРЕЕВА,
«МК» в Карелии».
 

Комментарии

Гость
Сегодня, 24 октября 2017
1 раз в сутки вечерний обзор Подписаться

Актуальные темы

23.10.2017, 16:20
Антимонопольная служба обнаружила сговор бывшего руководства администрации Сегежского поселения и представителей частной фирмы, выигравшей контракт на установку освещения в городе.
23.10.2017, 12:30
Министерство финансов республики раскрыло списки организаций, имеющих задолженность по налоговым платежам свыше одного миллиона рублей в консолидированный бюджет Карелии.
20.10.2017, 14:10
Должность руководителя перинатального центра в Петрозаводске прочат преподавателю медицинского института ПетрГУ Александру Ившину, ни одного дня не проработавшему практикующим врачом и оштрафованному судом за плагиат при написании научной работы.