• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Ничто человеческое монахам не чуждо

30 июня 2011 годаОбщество

Ново-Валаамский монастырь в Финляндии принимает туристов и занимается виноделием.

Доводилось ли вам пробовать финское вино? Полагаю, многие даже не слышали о том, что в соседней стране, более известной своим пивом и водкой, существует виноделие. Но среди лесов Южного Саво есть тихий уголок на берегу одного из самых чистых финских озер Юоярви, название которого можно перевести на русский как Пей-озеро. Здесь производят несколько сортов сухих и десертных вин из смородины, малины, земляники и морошки, пользующихся огромной популярностью у десятков тысяч туристов со всего света.

Это Ново-Валаамский мужской монастырь, где в прошлом столетии обрели покой иноки с острова Валаам, вынужденные покинуть древнюю обитель на Ладожском озере незадолго до окончания советско-финляндской войны 1939-40 годов. Монахи уходили от красноармейцев по льду Ладоги, погрузив на сани церковную утварь, колокола, старинные книги и иконы, которым теперь приезжают поклониться православные верующие из России, Америки, Ближнего Востока и Африки. Среди сохраненных в Финляндии святынь Валаама – чудотворные Коневская икона Божией Матери XIV века и Валаамская икона Божией Матери, написанная иеромонахом Алипием в конце XIX века.

 «Херра армахда!»

Ново-Валаамский монастырь внешне мало чем напоминает величественную обитель на Ладоге. Скорее он похож на небольшие монастыри Русского Севера, живописно расположившиеся по берегам лесных озер или рек. Это сходство придает Новому Валааму белоснежный каменный храм Преображения Господня, возведенный в 1977 году по проекту финского архитектора русского происхождения Ивана Кудрявцева. Построенный в традициях средневековых церквей Новгорода и Пскова храм был освящен к 800-летию православия в Финляндии. К тому моменту в Новом Валааме почти не осталось прежней валаамской братии, которая еще помнила времена Российской империи (последний из монахов Старого Валаама умер в 1984 году в возрасте 110 лет), и обитель заселили финские иноки: юбилейная дата и строительство храма пробудили в лютеранской стране огромный интерес к православию. Достаточно сказать, что даже культовый финский поэт второй половины XX века, бунтарь и знаток богемной жизни Пентти Саарикоски под конец земного пути принял православие и завещал похоронить себя в Ново-Валаамской обители. Его могила находится на монастырском кладбище, рядом со скромными деревянными крестами иноков Старого Валаама, и к ней постоянно приходят поклонники творчества «левого поэта», которые вместо цветов и свечей приносят своему кумиру авторучки.

Богослужения в Новом Валааме проводятся в основном на финском языке, и для русских паломников, которые посещают обитель впервые, церковные песнопения по-фински кажутся весьма непривычными. Скажем, неоднократно повторяемый во время молитв речитатив «Господи, помилуй!» звучит как «Херра армахда!». Колокольный звон в Новом Валааме тоже больше напоминает скупые перезвоны католических церквей, хотя мощные аккорды старинных валаамских колоколов, разлетающиеся по округе над высокими кронами монастырских пихт, невольно заставляют трепетать даже неискушенного слушателя. В остальном финский монастырь похож на все православные обители и дает главное, за чем сюда приезжают уставшие от суеты современного мира паломники и туристы – покой. Поэтому в Новом Валааме нет ни одного телевизора или радиоприемника, которые бы переключали приезжих с мыслей о вечном на очередной футбольный матч или выпуск новостей.

Кальян у часовни

Я никогда не относился к Новому Валааму как к одной из главных туристических достопримечательностей Финляндии. Но не так давно с удивлением узнал, что единственный мужской православный монастырь соседней страны ежегодно посещают почти 200 тысяч паломников и туристов. С такой популярностью финской обители в Карелии может сравниться только музей-заповедник «Кижи», где находится двадцатидвухглавая деревянная церковь Преображения Господня, включенная в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО. А количество гостей Валаамского архипелага, который принято считать туристическим объектом республики номер два, едва ли не вдвое меньше.

Как признались мне однажды туристы из Западной Европы, для них Новый Валаам оказался окном в православную культуру, которую они постигали, проживая в уютном и относительно недорогом отеле, дегустируя монастырское вино и катаясь по ухоженным окрестностям на небольшом прогулочном судне. Продолжить знакомство с православной культурой на Старом Валааме туристы не захотели, сославшись на бюрократические проволочки с получением виз, высокие цены и по-прежнему пугающий образ России. Российских паломников и туристов в Ново-Валаамском монастыре тоже немало: попасть в финскую обитель для них зачастую проще и дешевле, чем на остров Валаам в Ладожском озере. Новый Валаам находится неподалеку от российско-финляндской границы, на полпути между городами Йоэнсуу и Варкаус, поэтому добраться до него из Петрозаводска можно на машине всего за пять-шесть часов, если, конечно, на границе не будет очереди.

Многих российских туристов удивляет и отсутствие строгих правил посещения монастыря. Приехать в Новый Валаам может любой желающий, для этого не нужно благословения настоятеля обители. Монастырские церкви также открыты для всех гостей, которые могут принять участие в богослужении вне зависимости от своего вероисповедания: видел я на литургиях и католиков, и лютеран, и даже японских буддистов. Никто в Ново-Валаамском монастыре не укорит вошедшую в храм женщину за отсутствие платка на голове или брюки. Правда, к причастию допускаются только православные верующие, но священник не требует от них ни исповеди, ни поста. В монастырской трапезной ежедневно накрывают шведский стол с мясными и рыбными блюдами, всевозможными разносолами, домашним квасом и ароматным валаамским чаем, а за отдельную плату можно попробовать на выбор любое местное вино, которое является одной из серьезных статей доходов обители. Пост в Новом Валааме обязателен лишь для самой братии, хотя отсутствие в такие дни молочных продуктов и рыбы монахи компенсируют обилием фруктов, ягод и овощей. Не чужды инокам и другие человеческие слабости: лет двадцать назад довелось мне пожить в настоящей монашеской келье, расположенной в двухэтажном коттедже со всеми удобствами, и не раз, выходя по вечерам полюбоваться закатом над Юоярви, я замечал, как погруженные в раздумья монахи пускают в сумеречное небо сизоватые дымки сигарет.

Впрочем, времена меняются. И когда в минувшие выходные я сходил на монастырский причал после небольшого озерного круиза, то первый, кого я увидел на берегу, оказался паломник с Ближнего Востока, который невозмутимо курил кальян в деревянной беседке неподалеку от часовни.

Валерий Поташов,
«МК» в Карелии».

 

Комментарии