• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Человек собаке друг?

24 февраля 2012 годаОбщество
Будни приютских обитателей

Когда редактор отправил меня в приют для животных – посмотреть, как живут бездомные кошки-собаки, я была готова ко всему. Но к тому, что увидела, как оказалось, не была готова совсем.

Что нам стоит дом построить?

Еще недавно проблема беспризорных Мурок и Шариков никого не волновала. Ну бегают блохастыми стаями по городу. Ну и что? Всех не переловишь и домой не принесешь. Всем не поможешь. И вообще – моя хата с краю.

Но всегда найдутся настоящие люди. Те, которым не все равно. Те, кому всегда есть дело. Пусть окружающие удивляются и крутят пальцем у виска: «У вас своих проблем не хватает?». Просто чей-то кругозор не ограничен проблемой собственного желудка.

Меньше года назад открылся на самой окраине Петрозаводска приют для животных «Пески». Мэрия выделила Петрозаводскому обществу защиты животных кусок леса, ограниченный двумя канавами. И началась тяжелая, практически невозможная для людей работа. Корчевали лес. Прокладывали дорогу. Собирали деньги. Кто? Обычные люди. Не за деньги и не ради славы. Из сострадания к братьям меньшим.

Сейчас приют – несколько ларьков, обшитых досками, где размещены кошки, и вольеры для собак. Нет ни нормальной кухни, ни административного помещения. Тесно, холодно и неустроенно. Но это – только пока.

На крошечной территории, еще не до конца обнесенной забором, живут те, от кого отказались люди: беспородные дворняги и кошки всех мастей, лишившиеся хозяев и рожденные на улице.

«Видите, какой у нас тут беспорядок? Мы еще только строимся, работы невпроворот», – оправдывается председатель общества защиты животных Владимир Рыбалко, встречая меня  у ворот. Кстати, по образованию Владимир – биолог, специалист по популяционной экологии бездомных животных.

Обитатели приюта встретили меня разноголосым лаем и настороженными взглядами – от людей они еще не привыкли видеть добро. Все больше побои, жестокость и небрежность.

Есть такая работа – помогать

Суббота, поэтому в приюте очень людно, приезжают волонтеры – наводить порядок, кормить, выгуливать разношерстную компанию. Кто-то приезжает всего один раз – очень уж неудобно расположен приют, а кто-то навещает четвероногих сирот каждую неделю. Выходные – традиционно волонтерские дни.
 
Например, кошачий куратор, Александра Котова. Кошки привыкли к ней, ждут. Даже не того, что им «освежат» лотки и дадут вкусностей, с этим справляются наемные работники, которые 5 дней в неделю заботятся о животных. Кошки ждут нежных слов и ласки, которую щедро дарит им этот человек.
«Когда берешь на руки кого-нибудь из кошек здешних – так мурлычут! Ну как им можно не помочь? Я жду выходных, чтобы скорей приехать сюда, – объясняет свое странное увлечение Александра, раскладывая угощение по многочисленным мискам, – на наши призывы о помощи постоянно откликаются люди. И чувствуешь, что ты – не один на один с проблемой».

Кошек из приюта забирают не так часто, как хотелось бы. Все ищут для себя котеночка, желательно – породистого. Волонтеры недоумевают – их «детки», так здесь называют животных, чистые и здоровые, дисциплинированные и… такие несчастные. Любого человека, пришедшего в гости, сразу же оккупируют со всех сторон – трутся мордами об ноги, тянут лапки сквозь решетку клеток – погладь, приласкай, полюби меня! Ведь для кошки ласка – почти физиологическая потребность.

Собак, к сожалению, забирают еще реже. Сейчас в моде – полусобаки, умещающиеся в кармане. Сейчас не модно заводить друга. А ведь любой приютский пес готов идти за своим хозяином на край света. Это становится очевидным, когда в вольер заглядывает волонтер – погладить всех собак по очереди, вывести на прогулку – почти как дома.
«Постоянных волонтеров у нас – человек 20. Есть еще кураторы – это люди, которые берут на себя ответственность за привезенное животное. Многих ведь подбирают на улице, – рассказывает руководитель приюта Владимир Рыбалко, – привозят, а потом следят, чтобы у кошки или собаки все было в порядке, ищут новых хозяев, общаются с врачами. Есть и попечители, которые жертвуют деньги ежемесячно, помогают решать проблемы».

О самом насущном

Пока я знакомлюсь с многочисленными кошками, в приюте кипит жизнь: кто-то приезжает, нагруженный едой, лекарствами и другими подарками; Владимир постоянно объясняет по телефону желающим помочь, как добраться до приюта на Фабричной улице. Еще один активист движения, Алексей Исаев, устанавливает новую печку – старая пригодится еще в одном кошачьем домике.

«В морозы постоянно работали обогреватели, поэтому нам за электроэнергию пришел просто астрономический счет. Сумму мы, конечно, собрали всем миром. Кто дал сто рублей, кто – тысячу. Но это слишком дорого. Поэтому разорились – и купили новую печь. Теперь кошки не замерзнут, – радуется Владимир, – правда, собакам приходится трудней. Они морозы пережили на улице. Мы их, конечно, утепляли, как могли. Нам люди даже старую одежду привозили, но… все равно холодно. Хотя так спасаются от холода в большинстве российских приютов».

Собакам и правда приходится несладко. Особенно маленьким, слабым и тем, у кого короткая шерсть. И даже не из-за бытовых условий – все вольеры в приюте скопированы с тех, в которых живут собаки в других приютах. Даже из старых торговых ларьков здесь умудряются организовать «хоромы» без евроремонта. Но своими силами, без специального образования – и это непросто.

«Все  сооружения, несмотря на их неказистость, мы готовим с учетом ветеринарных и санитарных стандартов, например, с учетом площади, приходящейся на оно животное. В других приютах еще хуже. Хотя на первый взгляд кажется, что животные скучены – вы не увидите в нашем приюте по 10 собак в одном вольере. Все вновь прибывшие проходят карантин, – объясняет тонкости дела Владимир, – для кошек оборудован выгул. С собаками гуляют по 2-3 раза в день – чего нет, например, в муниципальных приютах той же Москвы, где собаки могут месяцами безвылазно сидеть в вольерах».
Здесь не ждут помощи от государства, как не ждут чуда, не кричат на каждом углу о том, что положение, сложившееся с беспризорными животными, – просто катастрофическое. Люди заняты делом, им некогда жаловаться.

«В городе  не хватало приюта. Теперь у нас есть хоть какая-то надежда. Мы будем строиться дальше, – рассказывает Владимир Рыбалко, – мир не без добрых людей. Нам много помогают, даже те, у кого денег не так много. Привозят еду, наполнители для кошачьих лотков, ошейники для собак. Даже газеты старые. Это все нам очень нужно. Нам вообще очень много всего нужно».

В тесноте, да не в обиде

В приюте действительно не хватает самого необходимого. Из каждого угла лает и мяукает десятком голосов бедность. Все упирается, как водится, в деньги – содержание собачьей богадельни обходится более чем в 50 тысяч рублей в месяц. Животных надо кормить, вызывать к ним врачей. Надо оплачивать счета за электричество, надо выдавать зарплату сторожу и двум рабочим, которые ежедневно ухаживают за зверьем. А еще очень хочется продолжать строительство, чтобы принять всех, кому домом стали подвалы, дворы и свалки. Опасаясь эпидемий и строго соблюдая все санитарные нормы, организаторы просто не могут осчастливить всех бродячих собак и кошек. И это – настоящая трагедия.  

На маленькой холодной кухне – без водопровода, забитой до отказа мисками, пакетами, посудой, две девушки, которые еженедельно жертвуют своими выходными, чтобы приехать в приют, готовят обед для собак. Из того, что есть – крупы, макарон, сухого корма, косточек, дешевой тушенки.

На столе, сейчас заваленном продуктами, кстати, делают и операции животным ветеринары, приезжающие в приют. Стол для этого приходится освобождать, а все припасы рассовывать куда только возможно. Заветная мечта Владимира Рыбалко – обустроить ветблок. Но пока для этого нет никакой возможности.

Пока мы беседуем, прибывает пополнение. Попечитель приюта Инна привозит «магазинного» кота, которого «местные» принимают вполне дружелюбно. Инна сама его мыла, сама возила на осмотр  и кастрацию к врачам.

«Надо теперь денег попросить у продавцов магазина, – смеется Александра Котова, фотографируя новичка для группы «Вконтакте», – пусть тоже немножко помогут Васеньке».

Бедный Кузя...

Без социальных сетей дела в приюте обстояли бы, наверное, еще хуже. Волонтеры постоянно привлекают внимание к проблеме бездомных животных, просят о помощи, собирают продукты и деньги у желающих, активно пристраивают своих подопечных, поддерживают связь с новыми хозяевами.

«Владимир всегда записывает – какое животное кто и когда привез или забрал, чтобы потом проверять – не обижают ли, не выкинули ли на улицу», – объясняет Александра Котова, пытаясь одним махом погладить сразу троих котов.

Кстати, в приюте ведется и  очень точная, совершенно открытая бухгалтерия. Каждый рубль, пожертвованный животным, учтен. «Если человек отдает что-то, он может всегда поинтересоваться, куда ушли его деньги, на что потрачены, – рассказывает кошачий куратор, – мы из этого не делаем тайны».

А тот, кому нужны деньги, здесь найдется всегда. Сейчас, например, у организаторов есть кот Кузя – очередная «головная боль». Красивый, необыкновенного персикового цвета котище, доверчиво прижимающийся мордой к протянутой руке. Кузя – кот-инвалид. Получив в ДТП травму позвоночника, несчастное животное не может контролировать свои физиологические процессы. Как всякий кот, Кузя чистоплотен и очень страдает из-за своего недуга. На лечение в Москве – наши доктора не берутся исправить положение – нужно более 40 тысяч рублей, которые еще предстоит собрать по копеечке. Но волонтеры и попечители не теряют надежды.

Наверное, умение не терять надежды, работать без жалоб и  не отказывать в помощи тем, кто не может сам себе помочь, – черта всех, кто связан с приютом «Пески». Здесь уверены – любое, даже самое малосимпатичное, на первый взгляд, животное – имеет право на хороших хозяев. Не должен приют становиться домом четвероногих преданных друзей.

Я уезжаю из приюта в самых противоречивых чувствах. Я знаю, что меня дома ждут два ленивых, разъевшихся кота, подобранных когда-то на улице, и приблудный пес – самый ласковый, самый верный, хотя и совершенно беспородный. Им повезло. И дело даже не в том, что у домашних питомцев есть крыша над головой и еда каждый день. Это все есть и у приютских кошек и собак. У домашних есть наша любовь – то, чего так не хватает обитателям «Песков». Вольеры не должны быть им постоянным домом. Вот и сидят они – Васьки и  Лаймы, Томасы и Рыжики – и ждут. Покорно и терпеливо – своих «родителей»,  ради которых они простят всех жестоких и равнодушных двуногих.

Даже если приехать в приют просто для того, чтобы почесать подставленное ухо, погладить, угостить припасенным лакомством, жизнь обитателей вольеров и «домиков» станет немножко лучше. А что может быть приятней, чем осознание того, что ты – вот именно ты! – делаешь кого-то счастливей, для начала – даже просто кошку? Может быть, стоит начать с малого?

Маргарита Иванова,
«МК» в Карелии»


Для всех желающих помочь – публикуем реквизиты приюта для бездомных животных на улице Фабричной – счёт в Сбербанке, номер карты
67619600 0246835228, получатель Рыбалко Владимир Александрович.
Телефоны для связи – 8 911 42 41 925,
8 911 664 24 06

Группа «ВКонтакте» – «Первый Петрозаводский Общественный Приют для животных» – http://vk.com/club4775134

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3