• EUR: 68,6902
  • USD: 63,8741

Государство горячих камней

24 мая 2012 годаОбщество

Карельские велосипедисты прокатились по Армении

На майские праздники пятеро велосипедистов турклуба ПетрГУ «Сампо» под руководством педагога республиканского Центра туризма Марии Хребтовой побывали в походе третьей категории сложности.

Страна открытых дверей

Нигде я не видела таких гостеприимных людей: вся Армения – открытые двери! Здесь тебя запросто позовут в гости, угостят и будут говорить, как с давним другом.

Когда мы только прилетели в аэропорт Звартноц под Ереваном и принялись собирать свои велосипеды, нас мигом окружили таксисты, охранники, работники.

– Нужен нож? Держи. Ай, давай я сам помогу.

– Подержать? Подкрутить?

– Давай помогу…

Эти слова – «как я могу вам помочь?» – мы слышали постоянно. Это не случайность, не дежурная вежливость. Здесь это норма.

Мы встретились с армянским гостеприимством в первую же ночь по прилете. Это была встреча с фермером Карэном. Он принял свет наших фонариков за волчьи глаза и спустился с гор отпугивать хищников, чтобы они не сожрали ни одной из двухсот его овец. Познакомились. Карэн оставил телефон:

– Меня здесь все знают, если что – звоните.

Спросил, как помочь. В ответ мы только обмолвились, что воды у нас мало, но проживем… В час ночи фермер разбудил гудком своей «Нивы»:

– Я вам воду привез.

Но не только вопрос, чем помочь, задавали эти удивительные, любопытные люди – армяне. Прохожие спрашивали обо всем: «Откуда и куда едете? Что, все время на велосипедах? А как вам Армения? Здесь в первый раз? А зачем вам этот коврик? Где ночуете? А сколько вам лет?..» Мы отвечали с охотой.

Люди постоянно подходили, трогали покрышки велосипедов или руль, внимательно изучали нас. Так было и в глухих деревушках, и в Ереване.

Случалось, за помощью мы обращались сами. Пару раз мы вставали на ночь в местах, где не было воды. Ездили за ней в ближайшие селения. В одном из них мужчина по имени Парев пригласил нас за стол.

– Но мы торопимся, команда ждет…

– Ничего, скажешь, что далеко за водой ездили.

Хозяйка – ах, какие красивые женщины в Армении – неслышно накрыла на стол. Из-под серого сукна женщина достала огромные, только что из печи, полотна лаваша, ловко сложила, нарезала – и вот эти свертки на тарелке. Овечий сыр, чай из шиповника, печеная картошка. Простая еда. А попробуй найди вкуснее!

Жена молчала, Парев говорил. Здесь он давно живет. У него четверо детей. Его семья разводит овец, стадо большое.

– Я служил в России в восьмидесятых. Хорошо тогда было. Хотел потом снова поехать, все бросить, да остался.

Сын принес канистру с водой. С собой нам дали лаваш.

– Чем еще помочь?

Спартак живет в большом доме в поселке Хор Вирап у границы с Турцией, рядом со знаменитым монастырем. Хозяин пригласил в дом. Жена его налила в стаканы мацун из коровьего молока, похожий на простоквашу – густой, соленый. Пироги и армянский кофе в малюсеньких чашках. У Спартака в Питере живет брат, и сам он гражданин России, даже паспорт показал.

– Какое самое красивое место в Армении?

– Для меня это здесь. Каждое утро выхожу и вижу святой Арарат. Он только временно у турок, все армяне хотят, чтобы он был наш. Еще у нас в селе есть абрикосовые деревья, всего шесть тысяч. Они общие. Пойдем, покажу, Алексей-джан.

Слово «джан» значит уважение.

– Заметила, что Спартак говорил только со мной? – поделился наблюдением Леша. – У них все женщины тихие, скромные, не такие активные, как наши. Не понимаю этого. Ты бы так смогла?

– Не знаю, – ответила я.

Дети здесь не плачут

Как красивы, статны пожилые женщины и старики. Они идут, не спеша, по деревне с посохом или сидят в тени у дороги, говорят о чем-то. Люди здесь сильные, крепкие. Долгожители. Не раз и они, видавшие в жизни многое, подходили к нам, что-то спрашивали.

А дети? Какие счастливые здесь дети! они улыбаются, машут, гуляют повсюду – полная свобода! На школьных площадках творился хаос: игры, крики, прыжки, болтовня.

Когда мы поехали на перевал через город Мартуни, один мальчонка решил проводить нас на своем скрипучем велосипеде. Подарили ему значок «Турист СССР». Парень каждому встречному кричал на своем красивом, непонятном языке, что ему подарили значок, что он едет за нами, что мы – туристы. Слова «туристи», как и «лисапед», мы хорошо поняли в его речи. Парень обгонял нас в гору и сиял от счастья.

По дороге в монастырь Нораванк встретили группу школьников. Они высыпали из автобуса, чтобы сфотографироваться на фоне пещер. Как только увидели нас, стало не до пещер. Все пацаны прокатились на моем велике, чуть не падая, но с азартом. Девчонки обступили, чтобы фотографироваться:

– Мы очень рады, что вы приезжаете. Как вам Армения?

– Красивая страна, люди добрые.

– Правда? Очень, очень рады!

Попрощались. Впереди у подростков был осмотр монастыря и музей. А мы полезли в пещеры…

В Ереване было почти 11 вечера, а детей в парке развлечений неподалеку от монумента «Мать-Армения» – море. Они катались на аттракционах и велосипедах, ели сладкую вату. На площади Республики у знаменитых поющих фонтанов ребятишки носились всюду, танцевали, везде был слышен детский смех. Мы вдруг поняли, что никто из нас не видел в Армении плачущих детей. Кстати, ни одного подвыпившего, ни одной мамы с бутылкой пива мы не увидели тоже.

От полета душа замирает

За 10 дней нашего похода мы проехали 716 километров. Одолели ряд перевалов высотой более 2,5 тысячи метров. Высшая точка маршрута – 3080 метров.

Почти вся территория Армении расположена выше тысячи метров. Повсюду горы, по вершинам которых носятся облака. Велосипедистам раздолье! GPS-навигатор в руках руководителя Марии Хребтовой точно показывал высоту:

– Мы на двух с половиной тысячах. Скоро спуск.

И все воспаряют духом – наконец-то! И так каждый день: ползем в гору, летим с горы. Набираем высоту полдня, за 20 минут ее теряем. Мы “летали” со скоростью под 50 километров в час. Носиться по горным серпантинам – захватывающее занятие! Машины объезжали нас за пару метров, многие сигналили в знак приветствия.

Но самым серьезным испытанием для велосипедов стали не перевалы, а перелет. Смотреть, как бросают байки при погрузке багажа, было больно. Даже надпись «Хрустальный велосипед» на чехле не помогла. Мы основательно разбирали велики, обматывали хрупкие запчасти вещами, ковриками и скотчем два часа. К счастью, особых поломок не было.

Испытание Гегамским хребтом запомним на всю жизнь. Высота перевала – больше трех тысяч метров. Каменистая дорога превратилась в совсем разбитую, а потом стала пропадать под снегом. Велосипеды толкали впереди себя, рюкзаки надели на плечи, шли по насту, часто проваливаясь по колено. Все время небо устраивало непредсказуемое представление – то град хлестал по щекам, то в облаках появлялись голубые прорехи.

Ночевали на высоте 2882 метров. Сердце стучало необычно сильно и часто, разреженным воздухом дышать было непривычно. Ветер задувал под палатку, снег завалил все вещи. Разве это юг?!

Днем вышли на плато. Наконец, вот оно – высокогорное колдовское озеро Акна, куда добирались почти два дня. Озеро подо льдом, холодно, снежно. Бегом отсюда – вниз, где жара и носы обгорают за пару часов! Страсть всех велосипедистов – спуск по петляющей грунтовке. Берегитесь, тормоза! Теряем тысячу метров высоты, обретаем чувство полета…

Севан значит «синяя вода» 

В тот же день мы оказались на Севане. Это не голубые глаза карельских озер – это пронзительно лазурное вещее око, гордость Армении – великий Севан. Смотришь на него с уважением и трепетом. И горы вокруг словно великаны-охранники.

У озера встретили Аре. Он взял в ладони воду и хлебнул:

– Она чистая такая и сладкая, можно пить. Все удивляются, какой у нас Севан. Сейчас он хуже стал, в детстве я здесь столько рыбы ловил. Теперь всего меньше…

И мы тоже пили вместе с Аре воду из Севана.

– Вы наши гости. Понимаю, за рулем, но это традиция. Коньяк нальем за встречу. Можете не пить, только тост скажем, – протараторил Аре. 

Возражения не принимаются. Наш знакомый тоже работал в России, а вырос у озера. Аре показал нам свой Севан. Берег в гальке, вдоль него – пляжи, напомнившие советское кино про отдых на море. А вечером мы купались в ледяном еще Севане.

В монастырь Севанаванк приезжает немало людей. И русские, и армяне. По крутой лестнице мы поднялись к древней обители, основанной еще в IX веке. В 1930 году отсюда уехал последний монах. Сейчас началось возрождение монастыря, но туристов и продавцов здесь пока больше.

В Джермук!

На высоте 2200 метров неподалеку от Селимского перевала нас разбудил сильный ветер. В шесть утра мы повыскакивали из палатки и мигом собрались, придерживая все, что может улететь. Поползли на перевал, точно как караван.

Под перевалом находится Селимский караван-сарай, построенный в XIII веке. Великий шелковый путь из Европы на Восток проходил через Армению, в том числе и по Селимскому перевалу. В помещении караван-сарая купцы останавливались на ночлег, узнавали последние новости, вели переговоры. Сегодня внутри него живут только птицы.

Ехали в город-курорт Джермук по дороге, проложенной в ущелье. Это израненное ущелье пересилило даже впечатления самого города: дорога закрыта для проезда: местами она завалена камнями. Но на велосипедах по ней можно было ехать или идти, преодолевая обрывы и камни величиной с машину. А в паре метров, создавая водопады и пороги, неслась бешеная река. Местами она дико билась о камни и ревела, до нас долетали брызги воды. А на ущелье ложилась тень от скал высотой с пятиэтажный дом – лучшее место отдыха в жару! 

Джермук – это местный Сочи. Фонтаны, мостики, новостройки, источники с вкусной горячей минеральной водой да водопад высотой 68 метров. Здесь ждут туристов. Правда, в другой части города стоит гостиница с выбитыми стеклами, а рядом на веревке, протянутой между многоэтажками, сушится белье.

Армения – христианская страна

Дорога на Нораванк идет по ущелью реки Арпа, всюду выступают красные скалы. Нораванк переводится с армянского как «новый монастырь». Но вопреки названию его возраст более семисот лет. В средневековье монастырь был духовным и культурным центром Армении. Сегодня он не действует, но туристов сюда приезжает много.

В комплексе расположена красивейшая церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы), построенная знаменитым армянским скульптором и архитектором Моником. Есть здесь и музей мастера, в руках которого камень был словно свечным воском – податливым, излучающим тепло и свет. На территории монастыря среди других есть и хачкар, выполненный мастером. Хачкары – это кресты, выгравированные на камне, каждый с неповторимым узором. Армянское достояние. Они стоят как наши поклонные деревянные кресты.

Одно из главных мест в Армении – монастырь Хор Вирап. Он находится у самой границы с Турцией. Отсюда открывается чудесный вид на библейскую гору Арарат. Считается, что к ней пристал ковчег Ноя после потопа. Название монастыря переводится как «глубокая темница». Он расположен над подземной тюрьмой. Заключенные умирали в этой темнице, заполненной змеями и скорпионами, сразу.

Армянский святой Григорий Просветитель пробыл там 13 лет, змеи его не трогали. Узнав об этом, царь Трдат I выпустил на волю заключенного и вскоре сам стал христианином. Так Армения стала первым государством, принявшим христианство, это случилось в 301 году.

В подземную тюрьму, сохранившуюся до наших дней, ведет вертикальная лестница – 25 ступеней. Даже сейчас, при освещении и без змей, здесь страшно.

Неподалеку от Еревана находится крепость Гарни. Она известна как бывший языческий храм, построенный в I веке до нашей эры и переделанный в христианский. Мощные каменные колонны, стены и ступени – храм похож на греческий Парфенон. Землетрясение разрушило его в 1679 году, а восстановлен из руин он был только в XX веке. В крепости сохранился фундамент царского дворца, здания бани.

На дорогах постоянно встречались указатели на храмы и памятники. У каждого объекта стоит табличка с описанием его истории на пяти языках. Иногда рядом можно увидеть подобный стенд со шрифтом Брайля, тоже на пяти языках. Почти нигде мы не платили за вход. Только в Гарни, и то всего рублей 20.

Туризм в Армении совершенно необычен. Он ненавязчив. Гостеприимство у армян в крови, разве может оно стать бизнесом?

***

Мы стерли колодки дисковых тормозов, замерзали на ветру, попадали под град, снегопад, ливень… Наши носы и руки обгорели на бешеном солнце, дорожные знаки «уклон 18%» до сих пор перед глазами. Мы съели 20 лавашей и выпили 100 литров минеральной воды, сожгли в примусах пару литров бензина. Отсыпались сутки…

 

Эта маленькая, потерявшаяся в горах страна покорила нас. Солнце ее похоже на лаваш – горячее, доброе. Ее горы как орнамент на священных хачкарах, а вся вода словно живая. Уже хочется обратно в Армению. И мы туда обязательно вернемся. Остановившись у подножия гор, снова скажем «Люблю тебя, Армения!»

Ольга Медведева,
«МК» в Карелии»

 

Комментарии