• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

На краю земли

18 октября 2012 годаОбщество

«Раскрученный» итальянским «батюшкой» мыс Нордкап на протяжении столетий остается самой знаменитой достопримечательностью Северной Норвегии

«Very cold!» – смущенно улыбаясь, произнес по-английски пожилой мужчина в ярком пуховике, поддерживая на пронизывающем ветру укутанную в теплый шарф смуглую даму в «аляске». Я кивнул им, скорее приветствуя, чем соглашаясь, хотя после уютного салона автомобиля, оставленного на каменистом плато, невольно захотелось натянуть куртку до самых ушей. Эта пара южан оказалась единственными туристами, встреченными мной на пути к огромному железному глобусу, который венчает трехсотметровую скалу над Баренцевым морем. Короткий сентябрьский день догорал в оранжево-серой акварели неба, растекшейся над бескрайней голубизной воды. Видимо, в это время гостей на Нордкапе почти не бывает, и с меня никто не взял платы за посещение самой знаменитой достопримечательности Северной Норвегии. Кафе и сувенирный магазин тоже были закрыты, и о кружке горячего кофе оставалось только мечтать.

Впрочем, мне грех было жаловаться: день выдался солнечным и даже теплым для этих мест: электронный термометр показывал плюс семь градусов». Вода была ненамного холоднее – плюс четыре. Передо мной до самого горизонта простирался Северный Ледовитый океан, а дальше были только Шпицберген и Северный полюс. Я подошел к самому краю скалы, чтобы видеть лишь эту завораживающую голубизну, взъерошенную порывами ветра, и вдруг понял, что моя детская мечта сбылась. Я добрался до края земли…

«Самое удивительное место в мире»

Мыс Нордкап принято считать самой северной точкой Европы, хотя поблизости от него находится мыс Кнившелльоден, который расположен еще на полтора километра севернее. Но попасть на Кнившелльоден можно лишь пешком по туристической тропе, а к Нордкапу ведет автомобильная дорога, которая давно входит в число самых популярных в мире маршрутов. Ежегодно по ней к железному глобусу приезжают более четверти миллиона человек, чтобы полюбоваться полуночным солнцем летом или фантастическими всполохами полярного сияния зимой. Величественная скала над морем влечет к себе романтиков и влюбленных – одни строят на вершинах окрестных сопок бесчисленные каменные пирамидки, другие выкладывают в горной тундре из булыжников имена своих пассий, а за всем этим равнодушно наблюдают северные олени, выискивающие на сопках траву и ягель.  

«Открыл» Нордкап английский мореплаватель Ричард Ченслор, отправившийся в середине XVI века искать северный путь в Индию и Китай. До Азии Ченслор так и не добрался, зато нанес на географическую карту наименование North Cape и вошел в историю как путешественник, положивший начало торговым связям Англии и России, поскольку его суда достигли Белого моря, а самому мореплавателю удалось побывать в Москве и вручить Иоанну Грозному грамоту английского короля Эдуарда VI.

Спустя сто лет Нордкап покорил итальянский священник Франческо Негри, который был настолько поражен красотой этой скалы и открывающихся с нее просторов Северного Ледовитого океана, что назвал ее «самым удивительным местом в мире». Собственно, с итальянского «батюшки» и началось туристическое паломничество на самый северный европейский мыс, хотя почти до конца прошлого века Нордкап был оторван от континента, поскольку географически находится на острове с причудливым названием Магерейя. За несколько столетий на скалу забирались и венценосные особы, и знаменитые художники – от французского монарха Луи-Филиппа Орлеанского и сиамского короля Чулалонгкорна до русских живописцев Константина Коровина и Валентина Серова.

В 1999 году между островом Магерейя и материком был открыт почти семикилометровый тоннель, который проходит под водами Баренцева моря на глубине более двухсот метров, и с тех пор для того, чтобы покорить Нордкап, европейцам нужно лишь сесть за руль автомобиля. Правда, до июля нынешнего года этот тоннель был платным и поездка на знаменитый мыс обходилась путешественникам в весьма приличную сумму. Плату норвежцы брали не только за машину, но и за каждого пассажира, который в ней находился. Но туристический поток на Нордкап оказался настолько велик, что затраты на строительство тоннеля окупились на два года раньше запланированного срока.

Должен заметить, что путешествие по одному из самых длинных в Европе подводных тоннелей впечатляет ничуть не меньше, чем сам Нордкап. Автомобиль будто летит в бездну, и стрелка спидометра быстро достигает стокилометровой отметки, поэтому на спуске несколько раз приходится нажимать на педаль тормоза, чтобы замедлить этот стремительный путь под толщу морских вод и донных скал. Временами тоннель заволакивает туман, а с его стен струится вода. Но вот падение останавливается, и теперь уже, наоборот, нужно давить на педаль газа, чтобы автомобиль начал восхождение из бездны к небу.

Вплавь с проводником и одеколоном

Русским мореплавателям Нордкап тоже был известен с незапамятных времен. В рукописных поморских лоциях, передававшихся рыбаками из поколения в поколение, мыс именовался «Норкап». Возвращавшиеся с промысла или из торгового плавания в Северную Норвегию поморы спешили пройти это опасное место, где зачастую бывают шторма и сильные туманы. «У нас говорили: пройдем Нордкап – и дома», – рассказывал мой отец, отдавший более двенадцати лет Северной Атлантике.

Незадолго до моего путешествия он поведал мне поразительную историю, произошедшую в этих местах с советским рыболовным траулером в 50-е годы прошлого столетия, которую я не раз вспоминал по дороге. Во время зимнего шторма судно село на мель в нескольких сотнях метров от берега, и получилось так, что команда не могла ни спустить шлюпки, ни передать сигнал бедствия. У рыбаков оставалась надежда только на норвежцев, но до берега еще нужно было как-то добраться.

Тогда на судне выбрали самого крепкого мужчину, надели на него теплую одежду, дали с собой веревку-проводник и флакон с одеколоном – другого спиртного на борту, видимо, уже не осталось – и отправили за помощью вплавь. Когда мужчина доплыл до берега, он почти совсем окоченел от ледяной воды и ничего не мог объяснить береговой охране. Советский рыбак лишь показывал норвежцам на карман, где находился одеколон. Норвежцы вытащили флакон, и мужчина жестом попросил их влить ему одеколон в рот. Только после этого рыбак смог рассказать береговой охране о бедствии, которое потерпел советский траулер.

Норвежцы прикрепили к веревке-проводнику канат, натянули его над морем, и вся команда была вынуждена несколько сотен метров ползти по этому канату до берега. Спастись удалось почти всем, лишь у одного из рыбаков не выдержало сердце…

Испытание ценами

Нордкап и сегодня может показать свой суровый нрав. В день отъезда с острова Магерейя все сопки заволокло тучами, и вести автомобиль по горному серпантину мне пришлось в сплошном тумане. Дворники едва успевали смахивать дождевую пыль на лобовом стекле. Видимость не превышала двадцати метров – я постоянно держал ногу над педалью тормоза, чтобы успеть остановиться, если из тумана вдруг выскочит олень. Их стада не раз преграждают путь машинам на горных перевалах Северной Норвегии.

И все-таки самым серьезным испытанием для современного покорителя Нордкапа, как мне показалось, являются высокие цены практически на все, что необходимо путешественнику – ночлег, питание и топливо. Норвегия по праву считается одной из самых дорогих европейских стран, но едва ли какой другой ее уголок сравнится по уровню цен с районом Нордкапа. Достаточно сказать, что семейный номер в довольно скромном отеле в самой северной рыбацкой деревушке мира – Скарсвоге, которая находится в полутора десятках километров от мыса, обойдется вам почти в тысячу восемьсот норвежских крон за ночь, это около двухсот пятидесяти евро. За такие деньги вы сможете снять роскошные апартаменты с сауной на популярных горнолыжных курортах финской Лапландии или остановиться в неплохой гостинице в самом центре Осло. Причем цены на Нордкапе не падают даже в межсезонье, хотя в пустом отеле вам придется довольствоваться на завтрак кофе в термосе, бутербродами и рыбными консервами. 

На мой взгляд, дешевле всего покорять самую знаменитую достопримечательность Северной Норвегии в компании с друзьями, чтобы можно было в складчину арендовать бунгало на живописном побережье, где могут разместиться несколько человек. Романтическим парам вполне подойдет отдых в какой-нибудь рыбацкой хижине у моря, где может не оказаться электричества, но зато ночлег стоит всего около пятисот-семисот крон, что по норвежским меркам очень даже дешево. Правда, о питании придется позаботиться самим, а продукты в здешних магазинах настолько дороги, что опытные путешественники предпочитают привозить их с собой из соседней Финляндии.

С другой стороны, когда сравниваешь норвежские цены с тем, что предлагают туристические фирмы в Карелии, понимаешь, что посещение Нордкапа вполне сравнимо с поездкой жителей средней полосы России на остров Кижи с однодневной остановкой в Петрозаводске. И в том, и в другом случае туристам остается лишь сетовать на дороговизну, но стремление увидеть эти удивительные уголки мира все равно оказывается сильнее.

Валерий Поташов,
«МК» в Карелии»
 

 

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3