• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Ледниковый период

23 декабря 2009 годаОбщество

Остывшая от выборов Лахденпохья замерзает без дров и угля.


Если жители Лахденпохья и верят в Деда Мороза, то сейчас мечтают только об одном подарке от него: мешок угля да санки дров. Котельные города топят с колес и в основном только для того, чтобы просто поддерживать плюсовую температуру в трубах и окончательно не разморозить систему. Топят город сейчас сырыми дровами, только что привезенными из лесу. В квартирах людей +11+14 градусов. Занятия в школе идут при +10оС. Как город встретит новогодние праздники – большой и холодный вопрос.


Готовь сани зимой


При слове «отопление» на местной почте, где холодно почти как на улице и сама работница стоит за кассой в валенках и теплом жилете, в разговор включаются все посетители. «Да ужас что творится! В квартирах холод! Толком и не топили с начала сезона ни разу». «Бардак полный! Так и пишите! Бардак везде и во всем!». «Мы хоть и юг, а живем хуже всех! Никому не нужны! До бунта доходит!».


Обогреватели в квартирах, в магазинах, в любых помещениях работают сутками. Батареи едва теплые. «Если с начала отопительного сезона была неделя тепла – это хорошо», – говорят лахденпохцы. Впрочем, по их словам, в городке уже не первый год проблемы с отоплением. Правда, в этом году ситуация совсем уж нечеловеческая. Раньше хотя бы школу отапливали нормально.


В школе, которая с недавних пор в городе осталась одна, как раз проходит собрание учителей, которые решают, как вести учебный процесс в таких условиях.
– В кабинете 8-9 градусов тепла. Мы фактически на улице работаем. Наши дети в куртках сидят. Да и мы тоже – вы сами видите, – рассказывают ситуацию педагоги.
– Мы обращались в МЧС, в Петрозаводск звонили. Нам сказали: возьмут ситуацию под контроль. Но ничего не решено.
– Все ссылаются друг на друга. Одни говорят, что нечем топить. Другие говорят, что от нас это не зависит. Третьи говорят: у нас нет денег. А страдают люди.
– Летом ничего не делается, а когда наступает зима, начинается ремонт. По кочегаркам в конце ноября вот только зашевелились. Потому что в районе менялась власть, и прежняя власть не хотела ничего делать. Новая тоже не особо торопилась.


– Давайте про школу, – уводит с политических рельсов к житейским реалиям директор. – Кочегарку нашу начинают топить только утром. И сырыми дровами, потому что топить нечем. К 4 уроку батареи чуть-чуть становятся теплыми. Уроки закончились – все, топить прекращают. Вечером не топят, ночью не топят. И утром мы приходим в холодные классы. В субботу-воскресенье тоже не топят, за выходные школа совсем остывает. Я ходил к кочегарке, температура на выходе – 37 градусов, при норме 80-90. Кочегар сказал, что есть только дрова, которые привезли вчера, они все сырые, а угля нет ни лопаты. Уроки мы сократили до 35 минут.
– Хорошо сегодня день здоровья в школе, поэтому все перемены мы тянули канат и скакали на скакалке, – вступает кто-то из учителей. – В спортивном зале у нас 4 градуса. Такого со школой не было, чтобы мы так мерзли. Начальства своего, кроме директора и начальника управления образования, мы не видим. Ни мэр к нам не приходит, никто. Единственная школа в городе, но никого это не волнует.
– Большинство детей переболело ОРВИ, – продолжает выступать другой оратор. –  Они вынуждены сидеть в этом замороженном здании! Из 24 у меня в классе за 2 дня 6 человек заболело. И остальные сидят кашляют и на горло жалуются.
– Надо делать так: хотим учиться – полено дров с собой и идем в школу.
– Какое полено – охапку! Каждый по охапке принесет – натопим.

Все скрывают


Такая ситуация, по словам жителей, в районе повторяется не первый год. В этом году закрыли один из двух городских детских садов. Причем закрыли зимой, в декабре, на ремонт кровли. Родители вынуждены водить детей в садик на другой конец города.


– Автобусы туда ходят через раз. Вчера автобуса не было. Сегодня на 8 утра тоже не было. А пешком туда идти минут 20-25. И водим малышей по морозу. Мы должны и на работе быть, и детей обогреть и научить чему-то, и своих в садик отвести успеть, – возмущаются родители-педагоги.


Хорошо хоть в единственном городском садике сейчас тепло. Он находится на улице Фанерной. Дома на улице отапливаются от котельной фанерного комбината «Бумэкс», где перебоев с отоплением нет и все параметры соблюдаются – щепы на фанерном комбинате достаточно. Правда, так везет жителям Фанерной только с недавних пор.


– Самое интересное – все всегда скрывают. Когда у нас разморозило полностью всю улицу Фанерную, об этом никто не говорил. Три года назад у людей в квартирах просто лопались батареи, потому что в домах был ноль градусов. А в Петрозаводске и не знали об этом!


За тепло жители города платят от 1200 до 2500 рублей в месяц. В большинстве домов плата за тепло составляет 29, а кое-где и 37 рублей за метр. Причем за холодные батареи, возможно, им придется платить так же, как за теплые.
– Нам говорят: если у вас не топят, к вам должна прийти с утра комиссия, зарегистрировать вашу температуру в этот момент, и в этот день вы будете сняты с оплаты. Но это же немыслимо, чтобы комиссия каждый день по всем домам ходила. И поскольку комиссию каждый день мы не вызываем, получается, будем платить за этот холод?

Под тепловыми пушками


В больницах и поликлиниках с начала отопительного сезона батареи были чуть теплые. В поликлиниках посетители сидят в куртках, кабинеты, насколько возможно, отапливаются обогревателями.
– Самая тяжелая ситуация у нас в поликлиниках, взрослой и детской, – рассказывает главврач больницы Наталья Ивановна. – Были проблемы и в стационаре, но вот недавно стали топить. А в детской поликлинике температура утром была 12 градусов, во взрослой – 14.

 


Стационар замерзал в конце ноября – начале декабря, когда в котельной на Бусалова монтировали котлы. Тогда руководство больницы звонило в Петрозаводск, в госкомитет по обеспечению жизнедеятельности и безопасности населения. В ответ пообещали, что могут привезти тепловые пушки. Впрочем,  руководителю комитета Николаю Федотову работники больницы жаловались и год назад. Но с тех пор в их жизни к лучшему ничего не изменилось.
Сейчас в стационаре не жарко, но «терпимо», как говорят сами сотрудники, закутанные в свитера. В больнице ведется «журнал температур», куда заносятся не показания больных, а температура в помещении.
Горячего водоснабжения в больнице нет последние лет пять. Впрочем, так почти во всем городе. Жители рассказывают, что давно перешли на бойлеры.


– В больницу мы тоже бойлеры закупили. Вешаем, где совсем необходимо – в операционном, в родильном отделениях. Но везде бойлеры не навешаешь, это сколько же их нужно, сколько электроэнергии нужно, да и выдержит ли проводка…

Не надо расстраивать бабушек!


– Вы из какого-то СМИ? – сам вступает в разговор в буфете районной администрации руководитель аппарата районного совета Сергей Скопинский. – Все у нас нормально, тепло, хорошо, как обычно. Не бывает другого у нас. Кочегарка работает замечательно. Уголь самый лучший. Дают 60 градусов, но трасса лопнула. Трассы старые в городке. Дом промерзает, да. Ну что, их будем ругать? Директора будем ругать?  Того, кто уголь поставлял? Какой смысл друг друга ругать? Вы должны воспитывать людей. Вести их к чему-то. К чему вы их приведете? К конфликту? Что бабушек расстраивать?


Потом, правда, представитель местной власти развивает свою мысль шире: надо не ругать, а помогать друг другу.
– Вчера разборка была, бедного Семенова ругали, у него чуть не инфаркт. Помочь надо, а не ругать! Перестаньте вы искать крайнего! Это и в федеральном центре должны понимать. Крайние это вы всегда будете, товарищ президент и все кто ниже за тобой. Они расходы не хотят брать на ЖКХ. Почему государство отбросило все это? С советского периода в ЖКХ ничего не делалось. Даже не муниципалитет – мы с вами, граждане, обязаны все это оплатить, в том числе и капитальный ремонт. И чего искать крайнего? Можно главу к стенке поставить. Можно кочегара расстрелять. Но уже проходили все это. Так нужно кардинально менять все. Что ж мы уголь до сих пор жжем, когда это технология 18 века – уголь лопатой кидать!

 

Выборы – на Бали, морозы – в Петрозаводске


Недавно избранный глава района Владислав Вохмин отсутствует – он в Петрозаводске на совещании. За него ситуацию комментирует его зам Галина Царикова.


– Ситуация в городе у нас достаточно тревожная. По сельским поселениям все стабильно. На сегодня достаточно топлива с запасом на 45 суток в Хийтоле, Куркиеках, Мийноле, Элисенвааре. А в городском поселении запаса топлива нет. Уголь, который сегодня пришел из Красноярска в адрес Лахденпохских тепловых сетей, – так называемый бурый уголь, с примесью. Он практически не горит. Кочегары сейчас одновременно и топят, и дрова колют во дворе. Я считаю, это полная безответственность главы городского поселения. После выборов достаточно было времени, чтобы заготовить дрова. Почти весь ноябрь были плюсовые температуры. Можно было многое сделать. А глава в выборную кампанию на Бали отдыхал, а сейчас он у нас на курсах повышения квалификации.
Вновь избранный городской глава Юрий Шардыко и в самом деле в Лахденпохья отсутствует. Пока город замерзает, сам он уехал в Петрозаводск на курсы для вновь избранных глав. За него работает заместитель Владимир Семенов.


– Ситуация складывалась не за один месяц и не за два. Котельные в удручающем состоянии. В октябре не топили из-за отсутствия топлива и аварийного состояния котлов, – рассказывает Семенов. – В ноябре подошло топливо, люди довольны были. Но в декабре запасов топлива не оказалось. И некоторые дни велась просто подтопка, чтобы не замерзла система. Большая авария теплотрасс была во втором городке. Там всю ночь работали, чтоб батареи не полопались. Люди вышли, сказали спасибо. Хотя еще две течи там, но пока морозы, их не сделать. В целом ситуация такая: топим. Но не можем поднять требуемую температуру, чтоб в домах было 18 градусов. Где-то есть, где-то нет. Вот вчера, кстати, на Садовой кочегар, не знаю, из каких побуждений, всю заготовку дров сжег. Температуру догнал до 70 градусов, вечером даже весь жилой фонд форточки открывал, удивлялись люди. А ночью дров уже не было, и он бросал, только чтоб температуру поддержать, чтобы не замерзло все. На выходе было 37 градусов. Естественно, школа остыла.

Поправили, но не всех


По словам Семенова, в город сейчас подвезли 4 вагона угля. Этого хватит на неделю-полторы. В пути еще несколько вагонов с углем, но когда придут – сказать сложно.

– Если бы были финансы, мы бы сейчас заказали не 5-10 вагонов, а 20-30. А то на Новый год сейчас нам надо 14 вагонов срочно оплатить. Но не имеем денег.


На простой вопрос, почему нельзя было хотя бы дрова заготовить раньше, Семенов удивляется: «Думаете, это так просто?»

– Если мы уголь покупаем по 2300 рублей за кубометр, то за дрова нам выставили счета по 1000, 1100, самые дешевые были 750 рублей. Нет смысла покупать по такой цене. Сейчас в декабре собрали совещание, приехал замминистра лесопромышленного комплекса. Постановили, что максимальная цена – 500-550 рублей. Понимающие арендаторы сразу подписали договора. А есть и такие, кто сказал: «Не продадим вам по такой цене». Мы опять обратились в министерство. Их поправили, но не всех.

– Вся беда в том, что, если честно сказать… – замглавы задумывается. – Пусть меня будут критиковать потом. «Лахденпохские тепловые сети» на грани банкротства. Долгов только по электроэнергии около 4 миллионов. Мы, конечно, против того, чтобы процедура банкротства сейчас начиналась. Разберемся к весне.


Как рассказывают коммунальщики, с Карелией никто из поставщиков топлива не хочет иметь дела. Многие районы республики зарекомендовали себя как вечные должники, выплат от которых добиться трудно. Поэтому с нашей республикой предпочитают работать либо по предоплате, либо только с проверенными партнерами.

Через неделю Новый год. О нем многие «отопители» думают с ужасом. Придет ли топливо в районы к назначенному сроку? Какая температура будет на улице? Хватит ли угля и мазута для котельных? Эти вопросы сейчас – главная предновогодняя проблема Карелии.

Александра ДОМИНА.

 

Комментарии