• EUR: 62,2699
  • USD: 57,6360

Страсти по «санкционке»: политика или забота о населении?

08 декабря 2016 годаОбщество

Предложение отказаться от уничтожения санкционных продуктов и раздавать их малоимущим вызвало споры в парламенте Карелии. Сторонники и противники этой идеи пытались доказать, что дело вовсе не в политике.

 

 

Дискуссия вокруг «санкционки» развернулась на заседании парламентского комитета по социальной политике, где обсуждался проект обращения к руководству страны с просьбой разрешить раздачу «санкционки» социально незащищенным категориям граждан.

Вопрос был внесен в повестку дня по инициативе депутата от фракции «Яблоко» Ольги Залецкой.

«На фоне инфляции, роста цен на продукты питания, коммунальные услуги снижается покупательская способность значительной части населения. И в этой непростой экономической ситуации публичное уничтожение большого количества продовольственных товаров вызывает недопонимание и социальную напряженность», - объяснила Залецкая свою инициативу.

Кроме того, по ее словам, отказ от уничтожения «санкционки» позволит сэкономить бюджетные деньги.

«Десять килограмм сыра арестовали в Сегеже, - привела пример Залецкая. - наняли сотрудников, соответствующую транспортировку, привезли в Петрозаводск… Мы тратим деньги налогоплательщиков…».

У противников этой идеи такие же аргументы - забота о населении и экономические причины.

По словам врио заместителя руководителя карельского управления Роспотребнадзора Алексея Помазаева, раздавать санкционные продукты жителям – небезопасно для их здоровья.

Ввоз попавшей под санкции продукции официально запрещен на территорию России, следовательно, она ввозится нелегально без необходимых сопроводительных документов о ее безопасности и качестве, пояснил представитель Роспотребнадзора

«Данная продукция легально ввезена быть не может, потому что она санкционная, и не может иметь документы, подтверждающие качество. В данном случае при передаче такой продукции на социально значимые нужды необходимо, в первую очередь, руководствоваться потенциальной опасностью продукции и возможными последствиями ее потребления», - сказал Помазаев.

По данным карельского управления Роспотребнадзора, с 2014 года, когда начал действовать запрет на ввоз из-за рубежа ряда наименований продуктов питания, «санкционка» была обнаружена в 900 торговых точках на территории республики.  За этот период было уничтожено более 5,9 тыс. килограммов подобной продукции. Из этого количества только 20% имели маркировку с информацией о происхождении товара.

«Это было на первом этапе. Потом производители пошли, видимо на хитрость и в 2016 году мы сталкиваемся, в основном, с немаркированной продукцией. В случае отсутствия документов и маркировки, данная продукция уничтожается. Даже документы, которые будут приложены, они заведомо подложные, потому что ввезти такую продукцию к нам невозможно», - добавил представитель Роспотребнадзора.

Он допустил, что проверку продукции на соответствие санитарным нормам, теоретически можно было бы проводить в Карелии. Но для этого нет ни условий ни денег.

«У нас нет мест хранения, возможности быстро провести экспертизу. По окончании экспертизы они могут быть непригодны просто по истечению сроков годности», - пояснил Помазаев.

С этим согласился и депутат от «Единой России» Леонид Лиминчук.

«Мы должны создать новый орган, который будет аттестовать, сертифицировать, распределять, выявлять списки людей, которые должны получать эти продукты. Получается новая структура», - сказал он.

У противников проекта обращения нашлись и другие аргументы. По их мнению, если разрешить раздачу «санкционки» малоимущим, то это может привести к коррупции.

«Кто будет принимать решение, что именно этот сыр пойдет именно в детский дом? - задался вопросом «единоросс» Михаил Стоцкий. - И почему именно в этот детский дом, а не в другую организацию? На основании чего они будут принимать это решение? Кто будет оплачивать экспертизу? И что получится дешевле: уничтожить этот сыр или администрировать, а потом еще проверить, насколько коррумпирован тот товарищ, который будет принимать решение?»

«Вы представляете, какой вы канал коррупции откроете, если только разрешите?, - поддержал эту линию Лиминчук. - Ведь повезут вагонами. Завез партию, а дальше там распределяй. Чуть-чуть отдал на детские дома, а остальное начинаешь пропихивать».

За рамками всей этой дискуссии остался главный вопрос, без ответа на который невозможно решить, как поступать с санкционными продуктами. Этот ответ находится не в экономической или социальной плоскости, а в политической. Но депутаты с самого начала предпочли не говорить о политике.

Разве что Валерий Шоттуев от КПРФ вскользь заметил, что «здесь больше политики», да «единоросс» Леонид Лиминчук намекнул на возможную причину появления проекта обращения в парламенте.

«Это чистая политика. Проговорить интересно, и людям это сладко на слух будет. Благие побуждения, которые не подтверждаются реальными делами», - заметил депутат.

Но никто не упоминал о том, по какой причине появились санкции, и как к ним относятся представители той или иной партии.  Все говорили об уничтожении «санкционки» так, будто речь идет об обычных «недоработках» в законодательстве, а не о политическом решении руководства страны.  Между тем, именно от оценки этого решения зависит, какую позицию в споре о «санкционке» занимают представители партий. Без этого все разговоры про заботу о населении и экономию бюджета выглядят бессмысленными.

Алексей УККОНЕ

 

Комментарии