12:00, 12 Декабря 2016
За что осудили «честного мента»? За фальшивые банкноты

Замначальника Петрозаводского ОБЭП Илья Кузнецов и его подчиненный Виктор Бережной «погорели» на фальшивых купюрах

Замначальника Петрозаводского ОБЭП Илья Кузнецов и его подчиненный Виктор Бережной «погорели» на фальшивых купюрах

 

Что выявила прокуратура

В конце ноября в Петрозаводском городском суде слушались два уголовных дела, оставшиеся практически незамеченными широкой общественностью.  Судьи Екатерина Хомякова и Дмитрий Михайлов рассматривали дела по ч.1 ст.293 УК России «Халатность».

Обвинение было предъявлено двоим, теперь уже бывшим сотрудникам петрозаводской полиции Илье Кузнецову и Виктору Бережному. Первый из них был заместителем начальника отдела по экономическим преступлениям и противодействию коррупции, второй – старшим оперуполномоченным названного отдела. В чем же они провинились перед законом?

Как рассказал журналисту «Вестей Карелии» заместитель прокурора республики Сергей Губин, в ходе надзорной деятельности по контролю над работой правоохранительных органов, «прокуратура нередко выявляет факты укрывательства преступлений сотрудниками полиции». В их число попали и скрытые от учета 35 денежных купюр с признаками подделки, обнаруженные в Национальном банке Карелии в 2014-2015 годах. Фальшивками оказались преимущественно 5-тысячные банкноты, но были и тысячные, а также стодолларовые.

Такие купюры в количестве 32 штук в Нацбанке, где имеется хорошее оборудование для определения их подлинности, получил Виктор Бережной, оставшиеся 3 – его непосредственный руководитель Илья Кузнецов. Но поскольку информация о фальшивых банкнотах, в нарушение закона, в трехдневный срок не была зарегистрирована в книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) дежурной части полиции, а сами купюры так и не нашлись, Следком возбудил уголовные дела по халатности в отношении обоих полицейских, после разразившегося скандала вынужденных уволиться со службы «по собственному желанию». Но если Кузнецов сделал это в августе, то Бережной – только в конце октября, за месяц до суда.

Куда исчезли фальшивки?

Узнать об этом, а также, почему информация о поддельных банкнотах была скрыта от учета, мы вначале попытались у майора полиции в отставке Ильи Кузнецова. Однако он беседовать с журналистом не пожелал. Закончивший службу в звании капитана Виктор Бережной на разговор с трудом, все же, согласился.

- Да, я получил в Нацбанке 32 купюры по актам, - признал Бережной. – Но сразу же отдал их руководству. Однако, к сожалению, не оформил эту передачу документально, что в принципе не предусмотрено действующими инструкциями. Об этом я на допросе говорил следователю Сергею Вальцу, которому назвал фамилии получивших от меня фальшивки руководителей (непосредственным начальником Бережного тогда был майор Илья Кузнецов – прим. ред.). Но потом понял, что, не имея расписок этих руководителей, доказать, что я отдал им купюры, не смогу. Потому был вынужден изменить показания и сообщить, что банкноты я утерял.

Поясним, что по фактам обнаружения денежных знаков с признаками подделки, руководители Бережного должны были поручить подчиненным провести доследственную проверку, чтобы попытаться выяснить, откуда фальшивки поступили в Нацбанк, установить канал их сбыта и самих распространителей.

- По результатам проверки, при условии заключения экспертно-криминалистического центра МВД, что представленные на исследование купюры – фальшивые, по каждому факту их обнаружения, в течение максимум 30-ти дней, должны возбуждаться уголовные дела по изготовлению или сбыту поддельных денег, - говорит Виктор Бережной. – Однако эти купюры в ЭКЦ не попали, поскольку были утрачены. Но, повторю, после получения купюр в банке, я сразу же отдал их руководству.      

Уточним, что если бы сотрудники ОБЭП действовали по закону и не скрыли фальшивки от учета, последние, как вещественные доказательства преступления, хранились бы у расследующих эти уголовные дела следователей полиции. И тогда банкноты наверняка не исчезли бы бесследно.

- Эти купюры были бы на месте, если бы совместный приказ МВД России и Центрального банка четко регламентировал передачу в полицию сообщений об обнаружении денежных знаков с признаками подделки, - разъяснили нашему изданию юристы. – К сожалению, названный приказ неконкретен, и в нем только говорится, что банк передает такие сообщения в органы внутренних дел. Но каким образом он обязан это делать – не прописано, что создает лазейки для недобросовестных сотрудников полиции.

Именно так, получается, произошло и в данном случае. Как нам удалось узнать, Нацбанк отправил данные о фальшивках в ОБЭП по факсу, и в итоге это обернулось нехорошими уголовными делами. Тогда как, по мнению наших собеседников-юристов, уведомлять о денежных подделках Нацбанку следует дежурную часть полиции, где в этом случае обязательно зарегистрировали бы информацию об указанных преступлениях.

Почему адвокат «испытывает стыд»

На состоявшемся 28 ноября заседании суда по делу Виктора Бережного, его интересы представлял опытный адвокат Иван Варфоломеев. В своем выступлении он был очень эмоционален.

- Адвокат обычно защищает подонков, прохвостов, - сказал Иван Варфоломеев. – А сегодня мы судим честного мента, 14 лет отдавшего МВД. В этом уголовном деле нет последствий, есть только слом судьбы этого парня, с которым я познакомился около 20 лет назад и у которого все характеристики – положительные. Да, он допустил небрежность, халатность, передав фальшивки начальству без расписок. Полиграф подтвердил: Бережной, который ночью ловил фальшивомонетчиков, говорит правду. Но, к сожалению, Следком и прокуратура не поддержали мое мнение, что никаких умышленных действий по сокрытию фальшивок от учета, он не совершал.

Иван Варфоломеев считает, что «случившееся с Бережным – не трагедия, и он - не на погосте». Однако, отметил адвокат, после произошедшего от Бережного все отвернулись и он, защитник, «испытывает стыд» за всех таких людей.

Не менее эмоционален в своем выступлении был и сам Виктор Бережной, заметно волнующийся во время судебного заседания.

- Никаких умышленных действий, которые привели меня сюда, я не совершал, - сказал экс-полицейский. - Но я совершил уголовно наказуемое деяние, в чем раскаиваюсь, и полностью признаю свою вину.

Судья Дмитрий Михайлов признал Виктора Бережного виновным в халатности и приговорил к 60-ти тысячам рублей штрафа, вместо 100 тысяч, запрошенных гособвинителем, помощником прокурора Петрозаводска Надеждой Боевой. А четырьмя днями раньше, 24 ноября, судья Екатерина Хомякова прекратила уголовное дело в отношении бывшего замначальника ОБЭП Ильи Кузнецова «в связи с деятельным раскаянием», о чем он и просил.

Как сообщил журналисту «Вестей Карелии» расследующий эти уголовные дела старший следователь карельского СУСКа Сергей Вальц, «Кузнецов  признал вину и написал явку с повинной, в случае же с Бережным такой явки нет». И если Кузнецов сейчас считается привлеченным к уголовной ответственности, но не имеющим судимости, то Бережной, в случае вступления вынесенного ему обвинительного приговора с денежным штрафом в законную силу, будет иметь судимость. Естественно, серьезно подмочена и репутация Кузнецова. И хорошо еще, что дело Бережного рассматривалось судом в так называемом особом порядке, без вызова свидетелей и прочих формальностей, а наказание в этом случае не могло превышать двух третей от максимально возможного.

- Пусть Кузнецов и Бережной радуются, что легко отделались. Поскольку все могло закончиться для них гораздо хуже, -  прокомментировал эти уголовные дела известный в Карелии полковник милиции в отставке, попросивший не называть его данные в СМИ,

Однако адвокат Иван Варфоломеев считает, что Виктору Бережному «вынесено несправедливое наказание». Поэтому защитник подал апелляционную жалобу в Верховный суд Карелии.

- Если Бережной, по мнению суда, виноват, то никак не больше, чем его непосредственный руководитель Кузнецов, - говорит Иван Варфоломеев. – Однако в отношении Кузнецова дело прекратили, а моего подзащитного Бережного осудили.

Безалаберность или порочность правоохранительной системы?

При подготовке этой публикации мы побеседовали со многими как бывшими, так и сегодняшними сотрудниками силовых структур Карелии.

Всем им задавался вопрос, почему в полиции, к сожалению, имеют место подобные факты укрывательства преступлений от учета? И пусть в описываемом случае речь идет о неучтенных фальшивках, а не о преступлении, скажем, против жизни и здоровья человека, сути дела это по большому счету не меняет. Потому как, резонно считают наши собеседники, пренебрежение нормами закона в малом, нередко приводит к их игнорированию гораздо в более значимых ситуациях.

Допустим, сегодня страж правопорядка не регистрирует те же преступления по сбыту поддельных денег. А завтра, желая скрыть ограбление, в лучшем случае может написать в дежурной сводке (и такие случаи бывают), что гражданин Иванов обнаружил пропажу какой-нибудь ценной своей вещи. А это, как обычно говорят, две большие разницы. И если в первом случае полицейским придется попотеть, чтобы установить и задержать грабителя (хотя далеко не факт, что это им удастся), то во втором случае «виноватым» оказывается сам потерпевший-растяпа. В результате ему отказывают в возбуждении уголовного дела, и одним возможным «глухарем» у полицейских становится меньше.

Не случайно многие, с кем мы беседовали, причиной укрывательства части преступлений от учета считают порочность самой правоохранительной системы, негласно требующей хороших показателей работы, метко называемых в народе «палками». Тем более что от этих «палок» нередко напрямую зависит, получит ли конкретный полицейский, например, премию и в каком размере, продвинут ли его по службе и, соответственно, повысят в звании?

Другие наши интервьюируемые считают, что порой дело не в некоторых издержках требующей высокого процента раскрываемости преступлений «палочной» системы, а в элементарной безалаберности и откровенной лени некоторых полицейских, получающих, кстати, сегодня хорошую зарплату. В этой связи один из бывших руководителей подразделения экономической безопасности МВД Карелии пояснил, что «от службы БЭП высокие показатели, во всяком случае, раньше не очень-то требовались». Потому как, считает он, для раскрытия сложных экономических, коррупционных преступлений обычно нужно немало времени, к тому же желаемого результата можно не добиться. Это – опять-таки к вопросу об исчезнувших фальшивых денежных банкнотах.

Кстати, после прокурорской проверки уголовные дела по фактам их обнаружения в Национальном банке полиция все-таки возбудила, но сбытчиков пока не нашли. Что не мудрено: драгоценное для их поимки время было упущено.

Продолжение следует…

- Прокуратура всегда принципиально ставила и впредь будет ставить вопрос об уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов Карелии, которые умышленно скрывают преступления от учета, - сказал нашему изданию зампрокурора республики Сергей Губин. – Так, недавно были осуждены оперуполномоченный уголовного розыска и даже следователь полиции, которые различными способами  пытались «замять» серьезные уголовные дела имущественного характера. Но, это уже совсем другие истории.

Светлана ЛЫСЕНКО

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 17 декабря 2017
1 раз в сутки вечерний обзор Подписаться

Актуальные темы

14.12.2017, 13:55
Лидер карельских профсоюзов и председатель Союза промышленников и предпринимателей Петрозаводска высказались о том, чем грозит бизнесу Карелии решение Конституционного суда России.
14.12.2017, 09:14
За последний год Карелия лишилась третьего министра экономического развития.
13.12.2017, 11:53
Республиканские власти предлагают передать бюджетное учреждение «Аэропорт «Петрозаводск» в федеральную собственность или другому российскому региону.