12:00, 12 Декабря 2016
За что осудили «честного мента»? За фальшивые банкноты

Замначальника Петрозаводского ОБЭП Илья Кузнецов и его подчиненный Виктор Бережной «погорели» на фальшивых купюрах

Замначальника Петрозаводского ОБЭП Илья Кузнецов и его подчиненный Виктор Бережной «погорели» на фальшивых купюрах

 

Что выявила прокуратура

В конце ноября в Петрозаводском городском суде слушались два уголовных дела, оставшиеся практически незамеченными широкой общественностью.  Судьи Екатерина Хомякова и Дмитрий Михайлов рассматривали дела по ч.1 ст.293 УК России «Халатность».

Обвинение было предъявлено двоим, теперь уже бывшим сотрудникам петрозаводской полиции Илье Кузнецову и Виктору Бережному. Первый из них был заместителем начальника отдела по экономическим преступлениям и противодействию коррупции, второй – старшим оперуполномоченным названного отдела. В чем же они провинились перед законом?

Как рассказал журналисту «Вестей Карелии» заместитель прокурора республики Сергей Губин, в ходе надзорной деятельности по контролю над работой правоохранительных органов, «прокуратура нередко выявляет факты укрывательства преступлений сотрудниками полиции». В их число попали и скрытые от учета 35 денежных купюр с признаками подделки, обнаруженные в Национальном банке Карелии в 2014-2015 годах. Фальшивками оказались преимущественно 5-тысячные банкноты, но были и тысячные, а также стодолларовые.

Такие купюры в количестве 32 штук в Нацбанке, где имеется хорошее оборудование для определения их подлинности, получил Виктор Бережной, оставшиеся 3 – его непосредственный руководитель Илья Кузнецов. Но поскольку информация о фальшивых банкнотах, в нарушение закона, в трехдневный срок не была зарегистрирована в книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) дежурной части полиции, а сами купюры так и не нашлись, Следком возбудил уголовные дела по халатности в отношении обоих полицейских, после разразившегося скандала вынужденных уволиться со службы «по собственному желанию». Но если Кузнецов сделал это в августе, то Бережной – только в конце октября, за месяц до суда.

Куда исчезли фальшивки?

Узнать об этом, а также, почему информация о поддельных банкнотах была скрыта от учета, мы вначале попытались у майора полиции в отставке Ильи Кузнецова. Однако он беседовать с журналистом не пожелал. Закончивший службу в звании капитана Виктор Бережной на разговор с трудом, все же, согласился.

- Да, я получил в Нацбанке 32 купюры по актам, - признал Бережной. – Но сразу же отдал их руководству. Однако, к сожалению, не оформил эту передачу документально, что в принципе не предусмотрено действующими инструкциями. Об этом я на допросе говорил следователю Сергею Вальцу, которому назвал фамилии получивших от меня фальшивки руководителей (непосредственным начальником Бережного тогда был майор Илья Кузнецов – прим. ред.). Но потом понял, что, не имея расписок этих руководителей, доказать, что я отдал им купюры, не смогу. Потому был вынужден изменить показания и сообщить, что банкноты я утерял.

Поясним, что по фактам обнаружения денежных знаков с признаками подделки, руководители Бережного должны были поручить подчиненным провести доследственную проверку, чтобы попытаться выяснить, откуда фальшивки поступили в Нацбанк, установить канал их сбыта и самих распространителей.

- По результатам проверки, при условии заключения экспертно-криминалистического центра МВД, что представленные на исследование купюры – фальшивые, по каждому факту их обнаружения, в течение максимум 30-ти дней, должны возбуждаться уголовные дела по изготовлению или сбыту поддельных денег, - говорит Виктор Бережной. – Однако эти купюры в ЭКЦ не попали, поскольку были утрачены. Но, повторю, после получения купюр в банке, я сразу же отдал их руководству.      

Уточним, что если бы сотрудники ОБЭП действовали по закону и не скрыли фальшивки от учета, последние, как вещественные доказательства преступления, хранились бы у расследующих эти уголовные дела следователей полиции. И тогда банкноты наверняка не исчезли бы бесследно.

- Эти купюры были бы на месте, если бы совместный приказ МВД России и Центрального банка четко регламентировал передачу в полицию сообщений об обнаружении денежных знаков с признаками подделки, - разъяснили нашему изданию юристы. – К сожалению, названный приказ неконкретен, и в нем только говорится, что банк передает такие сообщения в органы внутренних дел. Но каким образом он обязан это делать – не прописано, что создает лазейки для недобросовестных сотрудников полиции.

Именно так, получается, произошло и в данном случае. Как нам удалось узнать, Нацбанк отправил данные о фальшивках в ОБЭП по факсу, и в итоге это обернулось нехорошими уголовными делами. Тогда как, по мнению наших собеседников-юристов, уведомлять о денежных подделках Нацбанку следует дежурную часть полиции, где в этом случае обязательно зарегистрировали бы информацию об указанных преступлениях.

Почему адвокат «испытывает стыд»

На состоявшемся 28 ноября заседании суда по делу Виктора Бережного, его интересы представлял опытный адвокат Иван Варфоломеев. В своем выступлении он был очень эмоционален.

- Адвокат обычно защищает подонков, прохвостов, - сказал Иван Варфоломеев. – А сегодня мы судим честного мента, 14 лет отдавшего МВД. В этом уголовном деле нет последствий, есть только слом судьбы этого парня, с которым я познакомился около 20 лет назад и у которого все характеристики – положительные. Да, он допустил небрежность, халатность, передав фальшивки начальству без расписок. Полиграф подтвердил: Бережной, который ночью ловил фальшивомонетчиков, говорит правду. Но, к сожалению, Следком и прокуратура не поддержали мое мнение, что никаких умышленных действий по сокрытию фальшивок от учета, он не совершал.

Иван Варфоломеев считает, что «случившееся с Бережным – не трагедия, и он - не на погосте». Однако, отметил адвокат, после произошедшего от Бережного все отвернулись и он, защитник, «испытывает стыд» за всех таких людей.

Не менее эмоционален в своем выступлении был и сам Виктор Бережной, заметно волнующийся во время судебного заседания.

- Никаких умышленных действий, которые привели меня сюда, я не совершал, - сказал экс-полицейский. - Но я совершил уголовно наказуемое деяние, в чем раскаиваюсь, и полностью признаю свою вину.

Судья Дмитрий Михайлов признал Виктора Бережного виновным в халатности и приговорил к 60-ти тысячам рублей штрафа, вместо 100 тысяч, запрошенных гособвинителем, помощником прокурора Петрозаводска Надеждой Боевой. А четырьмя днями раньше, 24 ноября, судья Екатерина Хомякова прекратила уголовное дело в отношении бывшего замначальника ОБЭП Ильи Кузнецова «в связи с деятельным раскаянием», о чем он и просил.

Как сообщил журналисту «Вестей Карелии» расследующий эти уголовные дела старший следователь карельского СУСКа Сергей Вальц, «Кузнецов  признал вину и написал явку с повинной, в случае же с Бережным такой явки нет». И если Кузнецов сейчас считается привлеченным к уголовной ответственности, но не имеющим судимости, то Бережной, в случае вступления вынесенного ему обвинительного приговора с денежным штрафом в законную силу, будет иметь судимость. Естественно, серьезно подмочена и репутация Кузнецова. И хорошо еще, что дело Бережного рассматривалось судом в так называемом особом порядке, без вызова свидетелей и прочих формальностей, а наказание в этом случае не могло превышать двух третей от максимально возможного.

- Пусть Кузнецов и Бережной радуются, что легко отделались. Поскольку все могло закончиться для них гораздо хуже, -  прокомментировал эти уголовные дела известный в Карелии полковник милиции в отставке, попросивший не называть его данные в СМИ,

Однако адвокат Иван Варфоломеев считает, что Виктору Бережному «вынесено несправедливое наказание». Поэтому защитник подал апелляционную жалобу в Верховный суд Карелии.

- Если Бережной, по мнению суда, виноват, то никак не больше, чем его непосредственный руководитель Кузнецов, - говорит Иван Варфоломеев. – Однако в отношении Кузнецова дело прекратили, а моего подзащитного Бережного осудили.

Безалаберность или порочность правоохранительной системы?

При подготовке этой публикации мы побеседовали со многими как бывшими, так и сегодняшними сотрудниками силовых структур Карелии.

Всем им задавался вопрос, почему в полиции, к сожалению, имеют место подобные факты укрывательства преступлений от учета? И пусть в описываемом случае речь идет о неучтенных фальшивках, а не о преступлении, скажем, против жизни и здоровья человека, сути дела это по большому счету не меняет. Потому как, резонно считают наши собеседники, пренебрежение нормами закона в малом, нередко приводит к их игнорированию гораздо в более значимых ситуациях.

Допустим, сегодня страж правопорядка не регистрирует те же преступления по сбыту поддельных денег. А завтра, желая скрыть ограбление, в лучшем случае может написать в дежурной сводке (и такие случаи бывают), что гражданин Иванов обнаружил пропажу какой-нибудь ценной своей вещи. А это, как обычно говорят, две большие разницы. И если в первом случае полицейским придется попотеть, чтобы установить и задержать грабителя (хотя далеко не факт, что это им удастся), то во втором случае «виноватым» оказывается сам потерпевший-растяпа. В результате ему отказывают в возбуждении уголовного дела, и одним возможным «глухарем» у полицейских становится меньше.

Не случайно многие, с кем мы беседовали, причиной укрывательства части преступлений от учета считают порочность самой правоохранительной системы, негласно требующей хороших показателей работы, метко называемых в народе «палками». Тем более что от этих «палок» нередко напрямую зависит, получит ли конкретный полицейский, например, премию и в каком размере, продвинут ли его по службе и, соответственно, повысят в звании?

Другие наши интервьюируемые считают, что порой дело не в некоторых издержках требующей высокого процента раскрываемости преступлений «палочной» системы, а в элементарной безалаберности и откровенной лени некоторых полицейских, получающих, кстати, сегодня хорошую зарплату. В этой связи один из бывших руководителей подразделения экономической безопасности МВД Карелии пояснил, что «от службы БЭП высокие показатели, во всяком случае, раньше не очень-то требовались». Потому как, считает он, для раскрытия сложных экономических, коррупционных преступлений обычно нужно немало времени, к тому же желаемого результата можно не добиться. Это – опять-таки к вопросу об исчезнувших фальшивых денежных банкнотах.

Кстати, после прокурорской проверки уголовные дела по фактам их обнаружения в Национальном банке полиция все-таки возбудила, но сбытчиков пока не нашли. Что не мудрено: драгоценное для их поимки время было упущено.

Продолжение следует…

- Прокуратура всегда принципиально ставила и впредь будет ставить вопрос об уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов Карелии, которые умышленно скрывают преступления от учета, - сказал нашему изданию зампрокурора республики Сергей Губин. – Так, недавно были осуждены оперуполномоченный уголовного розыска и даже следователь полиции, которые различными способами  пытались «замять» серьезные уголовные дела имущественного характера. Но, это уже совсем другие истории.

Светлана ЛЫСЕНКО

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 18 февраля 2018

Актуальные темы

15.02.2018, 12:21
Кого не устраивает, что антимонопольное управление республики в своей работе руководствуется законом?
15.02.2018, 09:38
Рейтинг российских регионов по качеству жизни за 2017 год показал, что Карелия остается одним из самых неблагополучных субъектов РФ по целому ряду критериев.
14.02.2018, 14:42
Руководитель компании «Русонега» Виктор Кретов рассказал о масштабных проблемах карельского бизнеса в сфере добычи камня и сообщил о том, как в Петрозаводске «торгуют» дипломами инженеров.