• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Жидкая валюта

06 октября 2016 годаОбщество

Почему шараханье государственной алкогольной политики от запретительной до разрешительной ничего не меняет в нашей жизни?

Минпромторг подготовил предложения по снижению розничной цены до уровня 100 рублей на один из главных российских «продуктов питания» - водку. Кроме того, ведомство в своем докладе предлагает пересмотреть политику выдачи лицензий на торговлю спиртным в сторону упрощения и удешевления процедуры для сельских и небольших городских поселений.

Аргументация Минпромторга проста: это увеличит акцизные поступления в бюджет не менее, чем на 20%, нанесет удар по теневому рынку сбыта контрафактного алкоголя, повысит обороты розничной торговли.

С одной стороны, настораживает, насколько быстро меняется в нашей стране вектор регулирования торговли алкоголем с ограничительного на разрешительный. С другой стороны, понятно, что бюджет государства чувствует явный дефицит поступлений из-за ограничений, введенных в последние несколько лет. В обоих случая — как «закручивания», так и «откручивания» гаек, — находится веская аргументация в пользу одного или другого: то народ искренне убеждают, что «Питие на Руси — веселие есть», то горячо говорят о том, что алкоголизация российского обывателя происходит насильственно, а по сути-то мы непьющий народ.

Золотой середины в вопросе торговли алкоголем, по всей видимости, просто не существует в природе. При любом колебании рынка в направлении любого из векторов будут наблюдатся как положительные тенденции, так и перекосы. Что, конечно же, будет сопровождаться острыми дискуссиями либо о поголовном спаивании населения, либо о том, что государство слишко рьяно лезет в вопросы рыночных отношений и лишает бизнес возможности зарабатывать деньги.

Если рассматривать новую инициативу Минпромторга именно в контексте сельских поселений и небольших городов, то, как это ни странно, предложения министерства выглядят и обоснованными, и оправданными.

Судите сами, сегодняшняя минимальная розничная цена на водку держится на уровне 190 рублей за поллитра. Для жителей городов, где доходы населения сегодня значительно, иногда в разы, выше, чем доходы жителей сельского населения, такая цена на водку не кажется слишком высокой. А вот для жителей села эта цена иногда просто неподъемна. Тем более, что почти гарантированно за эту цену человек покупает хоть и акцизный, но, все-таки, не слишком качественный алкоголь. И если в городах есть достаточно большой выбор как торгующих организаций, так и номенклатуры алкогольных товаров, то на селе такого выбора нет в помине. И в этом — явный перекос в реализации прав потребителей, которые по разумению в стране должны быть равными.

Спаивание населения, особенно сельского — это главный аргумент запретителей водочной торговли. В этом есть доля правды, но, как это ни странно, запретительные и ограничительные меры мало влияют на динамику алкоголизации населения. Отталкиваться всегда стоит от того, что водка — это товар с высоким спросом, высокой прибыльностью и быстрой оборачиваемостью. То есть — очень выгодный для розничной торговли. Как только начинают накладываться ограничения на «белых» торговцев алкоголем, этим сразу же пользуются «теневые» торговцы. Ввели высокую цену — теневики выигрывают на низкой цене, ввели запрет продажи после 23.00, теневики повысили свои ночные обороты.

Дело в том, что розничный оборот алкоголя, как на «светлой», так и на «темной» стороне, - это, по сути, сообщающиеся сосуды: уклон в одну, либо в другую сторону тут же приводит к увеличению уровня доходов другой стороны. Можно поднять цену на водку до 500 рублей за бутылку и это неминуемо приведет к тому, что та часть сосуда, которая именуется «теневым сектором» будет просто переполняться прибылью. Ведь алкоголики в одночасье трезвенниками не станут, а население, умеренно потребляющее спиртное, вынуждено перейдет на покупку паленой водки.

Сторонники запретительных и ограничительных мер говорят о том, что надо усиливать борьбу с теневиками: штрафовать безжалостно или сажать поголовно. Но так ли все просто на самом деле, и будут ли эффективными меры по ужесточению наказаний за торговлю безакцизным алкоголем? Едва ли. Опыт борьбы с наркомафией говорит ровно об обратном: ни сроки, ни штрафы не действуют там, где на другой чаше весов оказывается хорошая прибыль.

Тем более, что у теневиков сельской местности есть своя специфика. Возьмите любое село в любой точке России, - в каждом из них есть свои «точки», торгующие паленой безакцизной водкой. О них все знают, вплоть до участковых инспекторов, но никто эти точки «не сдает». Ибо зачем резать корову, которая всех поит молоком? Потребность в алкоголе у жителей села постоянная — это жидкая «валюта», которой можно расплачиваться за услуги. Что делать, например, пожилым людям, особенно одиноким, если их дети живут в других городах и поселках? Как наколоть дров, вскопать огород, выкопать картофель? Перечень работ и услуг, выполняемых на селе, образно говоря, «за бутылку» необычайно широк — от обычной повседневной домашней, рутинной работы в деревне, до вылова рыбы на заказ.

И это не смешно. Это устоявшийся десятилетиями уклад жизни, который устоит перед любыми государственными реформами и перегибами в ту, или иную сторону. И если пенсионер, инвалид или одинокая пожилая женщина не могут купить легальную «жидкую валюту» в магазине, они, вне всякого сомнения, приобретут ее у теневого торговца. Как вариант, рассчитаются за услугу деньгами из расчета розничной стоимости именно паленой водки.

Что касается людей из группы социального риска, то им тем более нет нужды «сдавать» властям своих поставщиков спиртного. Какой смысл им перекрывать собственное горло, если они отчетливо понимают, что в магазине для них альтернативы нет и «подпольщик» - это единственный источник, у которого они в буквальном смысле, могут утолить свою жажду?

Сама формулировка вопроса «борьба с алкоголизмом и чрезмерным употреблением спиртного» выстроена таким образом, что подразумевает собой какие-то насильственные меры и способы искоренения этого зла. Человечество испытало уже, наверное, все доступные насильственные методы борьбы с пьянством — от всеобщего сухого закона до кодирования каждого отдельно взятого индивида. И где успех? Успеха нет. Закон физики о сообщающихся сосудах действует вопреки государственной и человеческой логике.

Наверное, успех не в борьбе, а в преодолении обществом проблемы пьянства и алкоголизма состоит в другом. В качественном улучшении самой жизни населения. В качественно лучшем, позитивном восприятии этой жизни самим населением. Чтобы с утра у человека не возникало желания напиться, забыться и не видеть эту «стрёмную» жизнь, а было желание жить, работать, учится, участвовать, действовать.

Путь к этому трудный, долгий, но не бесконечный. И это не только путь всего общества, это еще и путь каждого отдельного человека. И в этом плане государство способно как помочь обществу и гражданину идти по своему пути, так и отбросить назад — к исходной точке, всякий раз меняя правила движения по этому пути и устанавливая барьеры, противоречащие не только общественным правилам и традициям, но и самой человеческой природе.    

Андре ТУОМИ

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3