12:27, 05 Апреля 2018
«Мы в тяжелейших условиях». Ученым в Карелии не хватает денег и внимания властей

Финансирование деятельности Карельского научного центра РАН на протяжении последних лет неуклонно падает вместе с интересом чиновников к работе ученых.

Такой вывод следует из доклада председателя Федерального исследовательского центра «Карельский научный центр РАН» Ольги Бахмет об итогах научной и научно-организационной деятельности учреждения за 2017 год. Документ был представлен на заседании ученого совета КарНЦ.

По оценке руководства учреждения, недофинансирование деятельности ученых сочетается с недостаточной востребованностью региональной экономикой наукоемких технологий, которые могли бы лечь в основу стратегических программ развития республики. За последние несколько лет не удалось реализовать ни одного крупного научного проекта на практике. Параллельно происходит снижение финансирования проектов регионального уровня. Ученые вынуждены делать ставки на федеральные и международные гранты.

Примечательно, что накануне состоялось выступление президента Российской академии наук Александра Михайловича Сергеева на VI Московском экономическом форуме. Сергеев выступил с анализом проблем российской науки. В частности, глава РАН подчеркнул, что в стране необходимо предпринимать усилия для повышения престижа карьеры ученого. По оценке Сергеева, лучшие умы покидают Россию.

Ольга Бахмет, в свою очередь, отметила, что положение Карельского научного центра не является критическим, но недостаток средств на протяжении длительного периода усложняет работу.

Об этом она рассказала в интервью «Вестям Карелии».

- Как вы оцениваете финансовую ситуацию в КарНЦ РАН?

‒ На самом деле финансовая ситуация у Центра не катастрофическая. Просто такова тенденция в целом в российской науке в последние годы, начиная с 2014 года. Научные организации постоянно подталкивают к зарабатыванию денег − «внебюджетки». Это в основном хоздоговоры с предприятиями, гранты научных фондов, которые, следует отметить, начинают возрастать по объему финансирования.

Когда мы начинаем сравнивать с другими регионами страны, на самом деле очень большая финансовая подпитка в ряде регионов идет от местных предприятий, от местных органов власти. Если в интересах региона различными министерствами и ведомствами организуются масштабные НИОКРы (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы - прим. ред.), то эти проекты реализуются на основе софинансирования.

До 2012 года такие НИОКРы были и в Карелии. Они были небольшие по финансовому наполнению, но они хотя бы были. При министерстве экономического развития был создан небольшой фонд для проведения научных исследований в целях развития региона ‒ именно республики. До этого даже в «90-е» годы ‒ какой тяжелейший был период ‒ на науку в регионе находили хоть небольшое, но ежегодное финансирование. Потихоньку это сошло на нет.

Для сравнения могу сообщить, что в Красноярском крае ежегодно Центр получает более 200 млн рублей на развитие науки в регионе, не конкретизируя в деталях ожидаемый результат исследований, что практически невозможно для фундаментальной науки. Кроме того, строится бесплатное жилье для молодых ученых. В этом году я была в Перми, в Пермском научном центре. У них две трети финансирования ‒ от края, 600 с лишним миллионов.

- У нас выделяются хоть какие-то средства от республиканского правительства научному центру?

- Есть совместный конкурс региона и Российского фонда фундаментальных исследований. В год от республики на него выделяется 500 тысяч и от РФФИ ‒ 500 тысяч (на условиях паритета). Если бы регион выделял больше денег, то и РФФИ дал бы соответственно больше ‒ вплоть до нескольких миллионов, а то и десятка миллионов.

- То есть с 2012 года финансирование остановилось?

- Со стороны республики ‒ да. Хотя у нас масса полезных идей для региона, касающихся, например, развития биотехнологического комплекса, геологии и многих других направлений. У нас много наработок и много предложений. Но у нас нет заказов.

- Что на сегодняшний день в плане разработок вы могли бы предложить республике?

- Год назад с официальным визитом нас посетил глава республики Артур Олегович. Практически все институты предложили какие-то свои конкретные проекты ‒ какие направления развивать, что даст в будущем тот или иной финансовый, стратегический, социальный отклик.

-У вас есть хоть один научный проект, который вы сейчас с правительством реализуете?

-Нет.

- Ни одного?

- Ни одного. Но давайте опять же здесь, чтобы не покривить душой, уточним: в практическом исполнении ‒ ни одного проекта. Еще раз подчеркну: в последние два года республика дает 500 тысяч в год на темы Российского фонда фундаментальных исследований. Но это фундаментальные исследования. В частности, у нас проводится по этим проектам изучение карельской березы, анализ влияния длины светового дня на здоровье населения, еще несколько проектов. Но это такие крохи. Один проект в год реально получает 70 тысяч из этих 500. Что можно сделать на 70 тысяч? А на практике наши предложения сейчас вообще не реализуются.

- Насколько сократилось в целом финансирование вашей работы?

- У нас падает на несколько процентов в год базовое финансирование. За последние несколько лет произошло снижение в целом примерно на 11 процентов. Но мы стали реально больше получать грантов. Но, опять же подчеркну, нам приводят в качестве примера другие исследовательские центры, которые ощутимо в финансовом отношении поддерживаются регионами. У нас этого практически нет совсем. Мы выживаем за счет грантов научных фондов и очень надеемся на программу приграничного сотрудничества, которая относительно хорошо финансируется.

- Как сложная финансовая ситуация сказывается на зарплатах работников? Есть ли отток кадров: сокращения или люди сами уходят?

- Мы пока держимся. У нас нет массовых сокращений, но есть естественная убыль, когда люди уезжают в другие города, в силу возраста уходят... Мы стараемся в тяжелейших условиях сохранять кадровый потенциал. И очень надеемся, что мы удержим эти позиции до лучших времен. Вот это принципиально важно.

- Есть какой-то путь выхода? Ведёте ли какие-то переговоры с властью региона?

- Мы стараемся это делать. В том числе визит главы республики был нацелен именно на это. Мы стараемся участвовать в работе различных рабочих групп министерств республики. Когда на экспертизу приходят какие-то документы, проекты, программы, мы в этом активно участвуем. Понимаем, конечно, что у региона ограниченные возможности. Пусть взаимодействие будет не с большим финансовым наполнением – главное, чтобы оно хотя бы было... Очень важно, чтобы был какой-то диалог. А так, к сожалению, мы лишь передаем пакеты своих предложений. А в ответ ‒ тишина.

Записал Александр ГНЕТНЕВ

Комментарии

Peter Bauer
2018-04-05 23:47:33
У нас много наработок и много предложений. Но у нас нет заказов.
По-русски "Это" звучит так: Деньги освоили - выхлопа нуль целых, нуль десятых!
Кар нц-нц-нц-ца,ца.
Александр Лукин
2018-04-06 22:40:12
Фрагмент моего выступление 2 апреля 2013 г. на расширенном заседание правительства Карелии:
« И еще один момент, на котором бы хотел заострить внимание. Прикладная наука. Вот я специально набрался времени. Договорился с Титовым Александром Федоровичем специально с ним встретился. Меня интересовал вопрос прикладной науки и инноваций. И знает что услышал? – А её нет. Прикладной науки нет. Потому что её никто не финансирует ею никто не занимается. Схем инновационных… Я специально их изучал… навалом… такие прекрасные наработки… ни финансирования, ни помощи в создании этого центра, для которого.. есть и земля и возможности никто ничего не оказывает, они бегают, прыгают, стучатся в открытые двери…, значит второй или третий год их прокатывают. Ну, вот надо науке помогать и вот те прикладные наработки, которые есть в КНЦ, не в тех, извините, шести центрах, которые есть на базе Университета, которые занимаются, по моему мнению, теоретической такой мифологией о том, что мы что-то создаём. Там сидят у себя в структурках чем то занимаются, ещё раз повторюсь это, по моему мнению, не обижайтесь. Итог не такой, какой нужен.
Поэтому науку, безусловно, нужно продвигать, безусловно, надо помогать и те наработки, которые 20-ти летние, там великолепные и по материалам и по инновационным и по врачебным и по биологическим там очень много всяких наработок. Но они, к сожалению, еще раз повторюсь, не востребованы….»
Прошло пять лет, но, к сожалению, отношение к науке не изменилось.
Президент РФ Владимир Путин в своём ежегодным посланием Федеральному собранию сказал, что России нужна экономика с темпами роста выше мировых, это базовое условие для прорыва. Возможен ли прорыв без науки – НЕТ. И чиновники должны это понять ОДНОЗНАЧНО. Вывод простой: оценка работы всех управленцев должна проводиться по критерию - Нет, или очень мало внедренных инноваций - пойдите вон с должности.
Peter Bauer
2018-04-07 23:13:26
Прекрасно, Александр!
Но не совсем! Вы, надеюсь, понимаете сложность задачи....?
В комментах эту тему не расскрыть!
Гость
Сегодня, 26 апреля 2018

Актуальные темы

25.04.2018, 09:32
Европейский суд встал на сторону Девлета Алиханова и признал нарушением прав человека содержание его за решеткой на протяжении трех лет.
24.04.2018, 10:48
Власти Карелии рассматривают возможность дополнительных мер господдержки товаропроизводителей, получивших право на маркировку товаров знаком «Сделано в Карелии».
20.04.2018, 12:35
Арестованный директор фирмы, построившей аварийный дом для переселенцев, в суде дал свою версию причин разрушения здания.